Зобнин возвращается. Почему так быстро и рискует ли он?

Сегодня исполнилось четыре месяца с момента операции на крестообразных связках полузащитника «Спартака» и сборной России Романа Зобнина. Сроки восстановления хавбека поражают – он вот-вот вернется в общую группу. Но не могут ли такие темпы отразиться в дальнейшем отразиться на здоровье футболиста?

ХРОНИКА ВОССТАНОВЛЕНИЯ

5 июня в первом тайме товарищеского матча Венгрия – Россия (0:3) Зобнин получил травму. Полузащитнику поставили диагноз «повреждение крестообразной связки и наружного мениска правого коленного сустава».

7 июня Зобнин на своей странице в Инстаграм обратился к болельщикам.

«Это моя первая тяжелая травма, я расстроен и растерян, но зато теперь знаю, что вместе со мной это переживает очень много людей. Это дает мне больше энергии и уверенности! 12 июня я отправляюсь на дополнительное обследование в Рим. Я на сто процентов доверяю врачам, которые будут помогать мне преодолевать эту ситуацию, уверен, что все будет отлично. Я люблю свою работу и, конечно, буду стараться восстановиться как можно быстрее и вернуться в команду! Знаю, что меня ждет Массимо, мои братья, все игроки «Спартака», также знаю, что на меня рассчитывают в сборной».

12 июня Зобнину сделали операцию в римской клинике «Вилла Стюарт», известной своими прогрессивными методиками, на следующий день Роман выложил фотографию с больничной койки. «Все хорошо, всем огромнейшее спасибо за слова поддержки! Идем наверх!», – написал игрок. И вскоре приступил к реабилитации в зале под надзором итальянских специалистов.

23 июня Зобнин начал аккуратно работать с мячом. Колено еще перебинтовано, но полузащитник уже выполняет простые упражнения.

4 июля Зобнин занимается на беговой дорожке.

18 июля начинается новый чемпионат России. «Спартак» играет вничью с «Динамо» (2:2), Зобнин смотрит матч с VIP-трибуны, где его оскорбляют болельщики бело-голубых.

21 июля появляется видео из Тарасовки – Зобнин занимается в тренажерном зале.

27 июля Зобнин впервые проводит тренировку на поле. Он работает в Тарасовке по индивидуальной программе под руководством тренера по реабилитации Диего Мантовани.

18 августа появляется видео – полузащитник бьет по воротам.

29 сентября Зобнина выкладывает в Инстаграм еще один ролик. Под бодрую музыку он интенсивно тренируется: работает с мячом, выполняет ускорения и рывки. На видео Зобнина выглядит совершенно здоровым футболистом.

6 октября в «СЭ» выходит интервью руководителя медицинского департамента красно-белых Михаила Вартапетова. «Восстановление идет с опережением графика, – говорит он о Зобнине. – Мы в какой-то степени стараемся перестраховаться. Сам Зобнин рвется в бой. В ближайшее время Роман начнет частично тренироваться в общей группе – разминаться, выполнять некоторые игровые упражнения».

СРОКИ

С операции Зобнина до сегодняшнего дня прошло ровно четыре месяца.

Стандартный, «хрестоматийный» срок восстановления после операции на передних крестообразных связках – полгода. Иногда плюс месяц в зависимости от особенностей организма и тактики реабилитации.

Но в Италии, где лечился Зобнина, применяют агрессивный метод восстановления. Пациент максимально быстро получает нагрузку, что не дает мышцам атрофироваться, потому чаще всего речь идет о четырех месяцах. Профессор Пьер-Паоло Мариани утверждает, что иногда можно уложиться и в 90 дней.

В Германии – стране, где, как считается, работают ведущие хирурги в области спортивной травматологии, с этим категорически не согласны.

Профессор Юрген Айхорн проводит каждый год 1200 операций на коленном суставе, из них 500 операций по реконструкции передней крестообразной связки. Он – признанный патриарх пластики крестообразных связок, у него, в частности, после своих «крестов» оперировался Игорь Акинфеев. Полное восстановление у Айхорна завершается как правило через 6-7 месяцев после операции. Только тогда пациент может вернуться к прежнему уровню нагрузок и степени активности.

Те же протоколы используют другие немецкие специалисты по коленям – например, Ульрих Бениш, с которым работают «Реал» и «Барселона».

А БЫСТРЕЕ НЕЛЬЗЯ?

Можно, но с точки зрения немецкой школы это риск. Тем спортсменам, которые едут в Германию, об этом говорят сразу. Если же восстановление обязательно нужно форсировать, врачи требуют от пациента юридически оформленного согласия, которое, помимо прочего, должно быть подкреплено мотивировочной частью. Например, крупным турниром – таким, как чемпионат мира.

Показательную историю мне рассказали представители одного известного центра в Мюнхене, название которого не привожу, чтобы не сочли за рекламу.

Полузащитник Сами Хедира травмировал «кресты» в середине ноября 2013 года. В Германии (в присутствии врачей «Реала») ему сделали операцию, реабилитация по всем правилам должна была занять 6-7 месяцев, то есть Хедира мог пропустить всю подготовку к чемпионату мира 2014 года и соответственно сам турнир. Так как хавбек очень хотел на ЧМ, было принято решение форсировать восстановление. На короткой дистанции риск себя оправдал – Хедира сыграл, в полуфинале забил гол, стал чемпионом мира. Правда, на разминке перед финальным матчем с Аргентиной дернул мышцу и был заменен на Кристофа Крамера. И это был не единичный случай – в дальнейшем у Хедиры (до этого – железного футболиста) стали постоянно рваться мышцы – уже больше 10 надрывов с того времени.

«Всему есть цена, в том числе и быстрому восстановлению», – объяснил мне представитель центра.

И прислал стандартный план восстановления после операции у доктора Айхорна.

«Пребывание в клинике минимум 5 дней. 4 недели колено фиксируется шиной, 2-6 недель – передвигаться на костылях. Физиотерапия – несколько раз в неделю. Ездить на велосипеде можно примерно через 6 недель после операции, бегать трусцой – через 10-12 недель. Занятия спортом – через 5-7 месяцев».

ЧТО ГОВОРЯТ СПЕЦИАЛИСТЫ

Пьер-Паоло МАРИАНИ, профессор клиники «Вилла Стюарт», где оперировали Зобнина. Еще в 2014 году говорил в интервью официальному сайту РФС, что восстановить после травмы «крестов» можно за 3-4 месяца:

«На сроки реабилитации влияют три основных фактора: совершенная хирургическая техника, минимальная продолжительность оперативного вмешательства и правильная реабилитация, которая не дает чрезмерных функциональных нагрузок, но быстро возвращает спортсмена к занятиям профессиональным спортом, – говорит Мариани. – То есть это будет адаптация к спортивной деятельности на футбольном поле и возращение его к тренировке максимально быстро. Очень важно, чтобы футболист работал не только на «накачку мышц», но и головой. По нашим протоколам возращение на футбольное поле профессиональных игроков происходит через 90-120 дней. Технически все могут начать играть уже через 3-4 месяца после проведения операции, но только при условии соблюдения трех основных факторов, которые я уже перечислил. Во всяком случае, это подтверждает наш пятнадцатилетний опыт».

Юрий ВАСИЛЬКОВ, экс-врач «Спартака» и сборной России. Верит в силу организма Зобнина:

«Раньше считалось, что на восстановление после такой травмы нужно 8 месяцев, – говорит Васильков. – Но качество улучшается, реабилитация проходит иначе. Плюс от организма многое зависит. Когда-то господь занес в «Динамо» – я видел интересный сустав у Дерлея. Его прооперировали с «крестами», а на поле выпустили уже через 4 с половиной месяца! Рома – молодой, крепкий парень, с ним такая напасть впервые. Не вижу криминала, но сильно спешить не нужно. Все-таки сейчас осень, погода капризная, скользко, холодно. Главное – семь раз проверить все параметры футболиста».

Анатолий ОРЛЕЦКИЙ, заведующий отделением спортивной и балетной травмы ЦИТО. Стандартным сроком считает полгода:

«Спортсмен сразу выпадает из тренировок, соревнований на полгода. От этого никуда не денешься, – считает Орлецкий. – И в Европе, и в Америке, и у нас одни и те же сроки общего восстановления. Дело в том, что анатомически сустав восстановить просто. Но мы не можем сделать так, как сделала матушка-природа. Нормальная крестообразная связка, ограничивающая определенные «неправильные» движения, обладает большой сенсорной функцией, то есть передает информацию о происходящих движениях в головной мозг. А уже оттуда идет команда мышцам, что им делать конкретно, что сокращать, что расслаблять. Вот эту сенсорику восстановить на сегодняшний момент очень сложно. Нужно время, чтобы сопутствующие структуры коленного сустава – капсула, связки, мениски – восстановили сенсорику за счет обходных путей. Реакция вначале будет чуть медленнее, но со временем она станет адекватной».

ВЫВОД

Собеседники, представляющие традиционную немецкую школу, скептически относятся к ускоренному восстановлению в Италии. «Немецкий подход основан на строгой доказательности и на принципе «не навреди», неважно, что делает спортсмен после операции через 4 или 6 недель, а важно, что с ним будет через год и 10 лет!»

Вместе с тем и у клиники «Вилла Стюарт» появляется позитивный опыт. Самый известный пример – восстановление Франческо Тотти за 4 месяца, хорошо о клинике отзываются и попавшие туда футболисты РФПЛ – Тарасов, Зобнин.

Говорит ли в немцах конкуренция, или спешка и в самом деле опасна? Как сильно рискуют итальянцы, или их подход действительно превратил «кресты» в травму средней степени тяжести?

От ответов на эти вопросы зависит здоровье и успешная карьера не только Зобнина, возвращения которого сейчас так ждут болельщики «Спартака» и сборной России.

Источник: «СЭ»

Добавить комментарий