Станислав Черчесов: Смотрю на себя со стороны чаще, чем раньше

Станислав Черчесов: Смотрю на себя со стороны чаще, чем раньше

12-06-2018

Престижность поста главного тренера сборной России в последние годы подвергают сомнению ее выступления. Леониду Слуцкому Евро-2016 эта работа принесла кляксу на взлете карьеры, Фабио Капелло подорвала статус всепобеждающего. Станислав Черчесов за два года приложил усилия, чтобы собрать лучшее, что есть в российском футболе после всех потрясений. Благодарности пока не слышит, но и не просит. «Я не готов ходить на развлекательные передачи, хотя предложения поступали. Предпочитаю общаться только о футболе», — такова позиция Черчесова. И в разговоре со «Спортом День за Днем» главный враг для него — сослагательное наклонение.

Полоза в сборной нет не потому, что я этого не хочу

— Отбросив эмоции, свои и чужие: что нужно сделать за оставшееся время между матчами с Турцией и Саудовской Аравией, чтобы быть готовыми к чемпионату мира?

— Мы выступили практически по всем показателям лучше, чем с Австрией. Прибавили и физически, и в организации игры, но, что греха таить, есть, где добавлять.

— Где именно?

— Во всех компонентах. Потерь мяча не надо лишних совершать, как это было с Турцией. С последним пасом не ошибаться. Например, перед пропущенным голом была такая ситуация. И подобных моментов — несколько. Мы часто не доводили хорошие атаки до конца, правда, в этот раз один раз это сделали. После 1:0 надо добиваться своего и в обороне действовать внимательно — гол нам Турция забила не совсем обязательный, так скажем.

— Откуда берутся эти ошибки? Из головы или из ног?

— Как мне ответить на этот вопрос? Выбил вратарь мяч. Через несколько секунд гол. Что мне следует сказать в этой ситуации?

— Игроки, почти как один, после матча говорили: «Мы прибавляем, будем еще прибавлять». Они действительно это почувствовали?

— Почувствовали, раз сказали. А вы не почувствовали?

— Выглядели действительно лучше, чем с Австрией. Главное, не сойти с этой линии до конца.

— Никуда они не сойдут. Линия выбрана. Вперед!

— Давайте тогда глобальнее. Если внимательно изучить, как менялся состав сборной последние два года, можно сделать вывод, что первый год ушел на отбор кандидатур, второй — на отработку того, что получилось, но в итоге решающим должен был стать последний австрийский сбор. Это так?

— Не было отбора. Кто был здоров, тех и вызывали. И я постоянно это вынужден говорить. Мне говорят: «Вы проверяли кандидатов». Но если нет восьми человек, на которых мы изначально рассчитывали, как это можно назвать проверкой?

— Но костяк сформировался действительно поздно…

— То есть, скажем, Полоза в сборной нет, потому что я этого хочу? В реалиях чемпионата мира мы не можем жить тем, что было. Кто себя проявляет здесь и сейчас, тот и попадает в команду. Это в клубе у тебя 30 футболистов под контрактом, никуда не денутся.

— Вы могли запланировать эти сложности два года назад?

— Нет. Очень много неожиданностей. И мой предшественник, когда мы общались два года назад, предупреждал: «Все неприятности начинаются вместе с травмами». Наигрываешь одного, а потом в один момент должен звать другого игрока…

— Которого не очень хотите видеть на самом деле?

— Нет. Если не хочу видеть, не вызываю. Другое дело, что новичка нужно заново вписывать в определенную нашу модель. В клубе у тебя игрок Х — номер один. Его дублер — не такой классный, но понимает требования и как к ним адаптироваться максимально быстро. Зачем нужно то или иное занятие, куда нужно бежать. В сборной если выбывает Х, выставлять на матч с Бразилией нужно совершенно нового игрока. Вы вот, например, принимали во внимание тот факт, что Головина и Зобнина у нас после Кубка конфедераций не было? Появились только в марте. Первый раз их тройка с Кузяевым начала работать только в Австрии в мае.

— Кузяев с Зобниным вообще никогда не играли вместе, однако от этого трио ждут, что оно станет идеальным сочетанием в центре…

— Стоп-стоп, это вы придумали, журналисты, что это будет идеальное сочетание! Наше сочетание вы увидите на поле. Мы изначально хотели задействовать всех, это ведь не я не хотел, опять же, чтобы Зобнин и Головин не играли.

— В прошлогоднем интервью вы сказали «Спорту День за Днем», что одалживаете у клубов игроков. Такой опыт был у вас впервые. Можно ли сказать, что в сборной — самая сложная работа?

— Она другая, но не самая сложная. Специфика в том, что все приезжают в сборную в разном состоянии, но мы с этим справлялись, за четыре дня сбора уже смогли выработать линию, по которой начали двигаться все вместе. В том числе практикуем беседы индивидуально с ребятами, потому что в каждом клубе, где они считаются основными игроками, одну и ту же игровую ситуацию могут трактовать по-разному. Нам же следует выработать то, как мы ее трактуем здесь, в сборной. Поскольку нам играть не в чемпионате России, а на чемпионате мира, с другими соперниками.

Не боимся необходимости контролировать мяч

— Еще пару лет назад существовал базовый принцип комплектования сборной. Сейчас этого нет в помине. Это неудобно?

— Если бы была возможность собирать по базовому принципу, мы с удовольствием бы это делали. Но такой возможности нет. Отсутствуют цельные блоки, есть по несколько игроков из разных клубов. Это раньше была армейская оборона, зенитовская полузащита. Мы не оцениваем, плохо это, или хорошо — это факт. Но готовые связки — подспорье любому тренеру.

— Дело не только в отсутствии блоков — некоторые клубы-поставщики футболистов в сборную не были особо успешны в этом сезоне…

— Сезон на сезон не приходится. Мы пристально следили и за кандидатами из клубов второй восьмерки. Ждали от них дальнейших действий, скажем, перехода в топ-клуб. Проявили бы себя, как, скажем, Джикия, сборной был бы плюс. Потому что одно дело работать с командой, сражающейся за высокие места, другое — играть там, где не очень легко оценить твои возможности. Раньше мы вызывали, скажем, Емельянова, Ильина, сейчас уже не могли себе этого позволить.

— Кто-нибудь из тех, кто не вошел даже в расширенный список, разочаровал по человеческим качествам?

— Нет, абсолютно. Ничего нового в негативном смысле мы не увидели.

— Когда вы давали характеристику Саудовской Аравии, Египту и Уругваю, сделали акцент на том, что все три сборные привыкли обращаться с мячом быстро, с поправкой на класс, разумеется. При этом они все предпочитают действовать вторым номером, и уже сборной России придется владеть мячом. Есть ли ощущение, что готовы к этому, учитывая то, большинство последних контрольных матчей пришлось играть на контратаках самим?

— Я бы не стал называть этот вопрос критическим. В конце концов, в некоторых отрезках матча с Францией мы показывали неплохое владение мячом. Достаточно изучить статистику. Соперники тут не при чем, ключевой момент в том, что в марте нам не хватило шести человек для того, чтобы продолжить начатое с Аргентиной и Испанией. Это нас несколько отбросило в подготовке.

— Вы признавались, что из «Зенита» Роберто Манчини всегда присылал вам игроков в хорошей форме. Как было с другими клубами?

— Меня тогда спросили про Манчини, я про него и ответил. Если от другого тренера футболист приехал не в лучшем состоянии, это еще не значит, что его плохо тренируют. Это может значить, что он отыграл, скажем, в Хабаровске, летел столько-то часов, не выспался и так далее. Мы же в первый день сбора всегда делаем небольшой тест, чтобы как раз понять, что было до того. К примеру, перед приездом в сборную футболист мог лишь первый матч после травмы провести и не может быть в принципе в хорошей форме. У любой ситуации есть какое-то объяснение, свое индивидуальное развитие. Жирков вот много игр подряд пропускал, но приезжал к нам всегда в хорошем физическом состоянии. Хотя говорят, что для этого нужно постоянно играть…

— Жирков — исключение.

— Вовсе нет. Просто игровая форма и спортивная — разные вещи. Но хорошая спортивная позволяет тебе быть готовым к игре. А вот если человек не играет, и неготовым приезжает — это двойная проблема. А так, скажем, и Самедов приезжал всегда в хорошем тонусе, даже если в «Локомотиве» у него была турбулентная ситуация.

— На Жиркове как-то отражалось то, что он не играл в «Зените» у Манчини?

— Я, если честно, не видел особой разницы в его поведении ни когда он приезжал от Манчини, ни когда от Луческу. Он приезжал всегда в хорошем состоянии, и я считал неэтичным обсуждать с ним его работу в клубе.

— Почему тренеры — и вы не исключение — все-таки делают тренировки закрытыми? Хотите избавить игроков от излишнего давления, или действительно не желаете раскрывать тактические нюансы хотя бы прессе? Она вряд ли разберет все по косточкам…

— Вторая причина ближе. Мы, например, не знали перед игрой с Австрией, как они точно сыграют. Потому что этот соперник уже успел провести одну игру в пять защитников, а одну — в четыре. А если бы точно знали, то делали бы ровно то, что нам надо в игре. В матче у тебя нет ни одной лишней секунды на раздумья, когда оппоненты что-то меняют. Причем нужно учитывать, что у соперника может тоже что-то не идти в определенном тактическом варианте. Так как что-то они наигрывают, а в чем-то экспериментируют. Поэтому чем больше знаешь ты, тем проще и эффективнее выстроить подготовку. И любая информация может осложнить жизнь. Это касается и стандартов. Понятно, что все будущее до игры не предскажешь, что футболисты часто должны принимать на поле самостоятельные решения, но базовые вещи — как расставиться при угловом — нужно отрабатывать, и не стоит эту работу показывать всем желающим.

— По матчу с Францией казалось, что вам чуть ли не вручную, стоя у бровки, приходится выгонять игроков в прессинг. Что они будто иногда опасались покидать свою половину.

— Не было такого. Это все о том же — о синхронности действий, если мы не постоянно вместе. Приходится привыкать к себе и сопернику уже по ходу матча. Я ваш вопрос до конца не принимаю, потому что статистика отборов на чужой половине в матчах с Аргентиной и Испанией у нас высокая.

— Сборная много работала над перестроениями по ходу матча. Какое получилось самым удачным за два года, если вспоминать контрольные встречи?

— С Испанией мы уже, если в шутку, играли «4+». Когда Смольников незаметно даже для партнеров становился четвертым защитником, хотя начинали мы 3-5-2, а он — на всей правой бровке. А последние минут 30 мы вообще играли 4-4-2. В итоге сборная что надо сделала, никто ничего не заметил (улыбается). В тактических вещах, если есть возможность, не надо делать резких движений. Психику игроков тоже следует оберегать. Если кто-то что-то не поймет, не всегда скажет об этом тренеру. Если тренер не увидел проблему вовремя сам — речь о его квалификации.

— А как оберегать психику вратарей? Вы же видели голы «Реала» в финале Лиги чемпионов?

— Бывает…

— Отчего бывает?

— Ни сам вратарь не объяснит, никто не объяснит.

— Тогда, может, ближе пример? Евро-96, Станислав Черчесов в матче Россия — Италия вводит мяч от ворот, метров на тридцать. Чужому игроку. Тот отдает Казираги, удар с ходу, 0:1. Почему так получилось?

— Ну вы же сами говорите, что я ввел не на три метра, а на тридцать. Выбил, подобрали, пошла атака. Все.

— На следующую игру с Германией Олег Романцев поставил Дмитрия Харина…

— Ну, поставил. А потом опять я играл. (С Чехией, 3:3. — «Спорт День за Днем».)

— То есть, внутренних проблем с самим собой не было?

— (Смеется.) У меня вообще никогда нет проблем, если обратили внимание.

Футболисты — интеллигентные люди, уровень соперников могут понять сами

— Когда травму получил Салах, подумали, что легче будет играть с Египтом, или сложнее?

— А я про финал Лиги чемпионов думал в тот момент, а не о нашем матче. Что «Ливерпулю» будет сложнее. Как это было в матче с «Ромой» в полуфинале, когда Салаха заменили. А о нас какой смысл думать? Во-первых, за это время можно восстановиться, во-вторых, мы спортсмены и не можем желать друг другу зла, даже если тебе без кого-то будет легче.

— Игроков Саудовской Аравии посылают тренироваться — и совсем редко играть — в испанские клубы. Это действительно может многое дать?

— Об этом лучше спрашивать моего коллегу, он должен делать вывод.

— Хорошо. С вратарями саудовцев работает Оливер Кан. Это поможет им?

— Хуже точно не будет (улыбается).

— Чужих вратарей разбираете по косточкам?

— Разумеется. Как при «стандартах» действуют, как ногами владеют, под какую мяч убирают. Все нюансы изучаем. В первую очередь этим занимается Гинтарас Стауче.

— Саудовская Аравия, Египет… Тренеры смотрят на соперников одними глазами, игроки могут быть другого мнения. Никто не считает в сборной, что эти команды — уровня ПФЛ?

— Мы игрокам просто показали отрывки из матчей соперников. Лучше один раз увидеть, чем сто услышать. Накачек нет. Это раньше без легкодоступного видео нужно было без конца объяснять. Сейчас проще. Футболисты у нас — интеллигентные люди, все способны понять сами. Готовятся к чемпионату мира.

— В Австрии сборная работала в относительно спокойной обстановке. После возвращения наверняка много того, чего вы не любите — фотосессии, гости, акции и так далее…

— Почему я это не люблю?

— Кажется, вам было бы без всего этого комфортнее.

— Так комфортнее было бы всем, не только тренерам. И любой команде. Но с этим надо считаться, мы живем не в безвоздушном пространстве. В Австрии приезжали допинг-офицеры, ну сделали свое дело, уехали. К фотосессиям мы тоже привыкли, умеем адаптироваться. Спонсорам тоже многое можно объяснить, что, скажем, для того, чтобы провести съемку игрока сборной совершенно не обязательно, скажем, тем же Миранчукам ехать из своей Баковки в Новогорск. Всегда ищем компромисс, такой, чтобы позволял нам выполнять свою работу, а партнеры могли делать свою.

— На сборе в Австрии вы организовали небольшую пресс-конференцию. Прозвучал один вопрос, задаваемый снова и снова, заведомо вызывающий у вас раздражение. Вы замолчали и стали смотреть в окно. Коллега настаивал, вы стали рассматривать стену, чтобы, наверное, не взорваться. Школа этих двух лет?

— На себя иногда тоже надо смотреть со стороны. И делать это чаще, чем я это делал раньше. Речь не только об опыте этих лет. Поэтому в том случае, который вы описываете, выдохнул, выдержал паузу. Нет неприятных вопросов, просто приходит время домашнего чемпионата мира и лучше все делать сообща. И иногда что-то не спросить в сто пятидесятый раз. Ответ-то будет таким же, как и раньше…

Источник: Спорт день за днем



число комментариев:  2

Добавить комментарий