«Позвонили Дмитрию Парфенову вместе с его супругой и накричали в трубку поздравления!»

«Позвонили Дмитрию Парфенову вместе с его супругой и накричали в трубку поздравления!»

«Позвонили Дмитрию Парфенову вместе с его супругой и накричали в трубку поздравления!»16.05.2018 — Юра, начну с комплимента! В свои 48 лет ты совсем не изменился, ни грамма лишнего веса! Кажется, что ты без проблем можешь помочь сборной России на домашнем мундиале остановить Салаха и Суареса. В чем секрет?

— (смеется) Спасибо! Ну диет тут, однозначно, никаких нет. Это просто конституция тела такая. Если говорить о каких-то специальных упражнениях, то таких также нет. Играем с ветеранами, собираемся друзьями, не более. Когда тренировал в «Динамо», то выходил на тренировках на поле с игроками. Вот полтора года в «Динамо так и провел. Понятное дело, что не всю тренировку проводил на поле в активном движении, а только часть. Очень редко на сборах случалось такое, что кого-то надо было заменить. В еде ни в чем не отказываю себе. Очень люблю и мучное, и сладкое (смеется). Сейчас, если раз в неделю выберусь подвигаться, то уже хорошо. Недавно вот в Турции был турнир, Кубок Легенд зимой. Подытоживая – никаких секретов! (смеется) 

— Ты родился в городе Азов и в 18 лет начал карьеру игрока в местном клубе под названием «Луч». Расскажи, как это произошло, и каким образом ты встал на тропу футболиста? 

— Это решение, конечно, было мое. Азов – футбольный город. Начал заниматься я в СДЮСШОР №3 города Азов, в которой уже тогда было очень много талантливых и перспективных ребят. Школа эта была у всех на виду. Тренировки были утром и вечером. Плюс, отец меня поддерживал в этом деле. Насильно никто не толкал и не заставлял. После этой школы многие, как я, переходили в ростовский спортивный интернат и двигались дальше. Я туда перешел в восьмом классе и пробыл там три года. Вот как-то так, если вкратце. И, кстати, из этого спортинтерната вышли такие футболисты, как Вагиз Хидиятуллин и Валерий Глушаков. Тренеры в интернате были очень сильными. 

— Год спустя ты перешел в ростовский «СКА» и выступал за клуб два сезона с 1989 по 1990 год. Этот период в ростовском СКА был достаточно скандальным. Весной 1989 года четыре футболиста ростовского клуба поведали «Комсомольской правде», как наставник команды Павел Пантелеевич Гусев склонял их к играм, результаты которых были загодя расписаны. Знал ли ты тогда об этом? 

— Это была моя служба в спортивной роте при клубе. Попал я в невероятное поколение игроков: Степушкин, Воробьев и остальные игроки, которые прошли через «жернова» советского чемпионата. Школу я прошел, конечно, великолепную в «СКА». Про скандал могу сказать следующее: я был молодым и перспективным игроком, которого в такие дела не посвящали. Да, тема такая была, но подробности я не знаю. Понимаешь, главная моя задача была – это не «спалиться» за два года (смеется), нормально отслужить и отыграть. Я старался просто ловить момент опыта игры с такими футболистами, которые выступали за «СКА». 

— Ещё через два года ты перешел в «Ростсельмаш», в котором футболистам могли платить не деньгами, а «живым» товаром. С тобой такая история тоже случалась? 

 — Всё правильно! Этот период в моей карьере футболиста был очень интересным! Я уже был с супругой Людмилой. Мне дали однушку от завода, к которому была прикреплена команда «Ростсельмаш». Что касается «живого» товара, то не то, чтобы давали товар вместо денег, а просто можно было купить что-нибудь по очень хорошей цене. Иногда и просто давали нам какие-то вещи: к примеру, мне дали видеодвоечку. Были интересные случаи, когда, например, у кого-то несколько вещей и он может их по дружбе продать товарищу по команде. Для чего, к примеру, Сереге Балахнину или Юре Ключникову третий холодильник (смеется). Вот и продавали!  

— «Ростсельмашу» ты помог занять восьмое место в первом российском чемпионате. После этого тебя заметили столичные клубы, и перед тобой встал выбор: «Динамо» или «Спартак». Каким образом ты выбирал и почему выбор пал на московское «Динамо»? 

— Первым, всё-таки, было приглашение в «Спартак». На меня вышел вице-президент «Спартака» Григорий Есауленко после сезона, проведенного за «Ростсельмаш». Я приехал в Москву пока основная команда уехала на сборы. Это был январь. Потом основная команда приехала, потренировался ещё и с ними. Уже даже с супругой Людмилой переехали в Тарасовку и жили там. Но в кабинетах, видимо, президенты не договорились между собой о финансовой составляющей трансфера, и я вернулся в Ростов. Мы начали новый сезон и у нас в календаре были подряд игры с московскими клубами. Эти игры «Ростсельмаш» провел на очень высоком уровне. Последняя игра была с «Динамо», после которой мне и поступило предложение перейти в московский клуб. В это время, кстати, ещё была игра со «Спартаком» в Ростове на гололеде… 

…когда шипы крутили, Юр? 

— (смеется). Слушай, ну была там такая история, да! (в прессу просочилась информация, что игроки ростовского клуба, понимая, что в бутсах с обычными шипами будут кататься, как на коньках, начали самостоятельно выкручивать металлические шурупы из дверей и шкафов и вкручивать их в шипы на бутсах. Главный арбитр матча оставил этот момент без внимания – Прим.ред.). Ростов всегда славился своей креативностью в этом плане! Ну вот я и перешел в «Динамо» к Валерию Георгиевичу Газзаеву.  

— В московском «Динамо» тебе удалось поработать с молодым Валерием Георгиевичем Газзаевым, с Константином Ивановичем Бесковым и Георгием Александровичем Ярцевым. Расскажи про отличительные черты мэтров российского тренерского цеха. Кто и что тебе дал, как игроку? 

— Выделить мне кого-то действительно очень сложно! Каждый обладал своей отличительной чертой. Ты ещё забыл про культовую фигуру тренера, которого звали Адамас Соломонович Голодец! Про него вообще отдельно нужно говорить! Естественно, так как я был молодым игроком, и «Динамо» был моим первым большим клубом, то Валерий Георгиевич оставил сильное первое впечатление. У него были всегда четкие и строгие требования. А, так как я уже прошел ростовскую школу футбола с матерыми мужиками, то привык соответствовать требованиям, если на тебя рассчитывают. 

Плюс, конечно, мне повезло с великолепными партнерами по команде! Вот тогда-то я и начал закаляться, понял, что люблю борьбу, иногда жесткую, и не хочу уступать. Если Газзаев видел, что ты стараешься и не подводишь его, то он всячески тебя поддерживал. Но разгромное поражение от «Айнтрахта» в Кубе УЕФА сильно ударило по его самолюбию, и он подал в отставку. После этого наступило время перемен. Начали меняться тренеры. Не могу ещё раз не сказать про Адамаса Соломоновича, который был помощником и исполняющим обязанности. 

Это человек, который поиграл со многими великими советскими игроками и был очень просто в общении. Требования его были простыми: если ты защитник, то будь добр – отрабатывай в защите. Дальше уже есть, к примеру, Кобелев и Симутенков, которые и без нас разберутся. Это, конечно, отложило на мне отпечаток, как на жестком и неуступчивом защитнике. Про Бескова Константина Ивановича могу сказать только одно: я благодарен судьбе, что мне удалось не просто побыть рядом с этим человеком, но ещё и потренироваться под его руководством! 

Именно в этот период меня первый раз пригласили в главную сборную страны. Бесков дал мне понимание футбола и какие-то технические навыки, которые полезны не только при игре в защите. — Правда ли, что ты конспектировал всё, что видел и слышал на тренировках, ещё будучи футболистом? — Это правда, но начал я конспектировать только при Романцеве Олеге Ивановиче. Записывал всё в тетрадку от руки. Можно уже в музей сдавать мои записи (смеется). Хотя, раньше я, конечно, не думал об этом, сам понимаешь. Думал только о том, что сколько ещё времени пройдет, когда мне могут понадобиться эти записи. А вот уже и наступило это время… 

— После московского «Динамо» ты всё же оказался в московском «Спартаке», с которым у тебя связаны самые громкие успехи в футбольной карьере. Каким образом состоялся твой переход, и сыграл ли в нем ключевую роль Александр Шикунов (бывший спортивный директор «Спартака» – Прим.ред.), с которым ты выступал ещё за ростовский «СКА»?

— Разговоры о моем возможном уходе в «Спартак» из «Динамо» начались ещё при Ярцеве, это 1999 год. Я с ним провел немного матчей, но могу сказать, что он здорово встряхнул игроков. Команда в то время весела «на волоске» от вылета. Ну и, если возвращаться к вопросу о переходе, то, конечно, я Шикунова знал очень хорошо, мы жили с ним вместе во время выступлений за «СКА». 

Но приглашал меня, в первую очередь, Олег Иванович Романцев. И сам понимаешь, что я не мог не согласиться на этот переход. Насколько я знаю, сделка была своего рода, обменом игроков: Писарев – в «Динамо», я – в «Спартак». 

— Сильно ли Олег Иванович Романцев отличался от тех тренеров, с кем тебе доводилось работать прежде? 

— Конечно! Начнем хотя бы с того, что я переходил в чемпионский «Спартак», в самый сильный клуб в стране. Естественно, что и требования у Олега Ивановича были очень жесткими. Почувствовал я это с самых первых тренировок. Олег Иванович очень много времени уделял квадратам, удержанию мяча. Все упражнения отрабатывались на максимуме. Плюс, уделялось внимание стелющимся передачам. Также он требовал от защитников точно и грамотно отдать первую передачу при атаке. Олег Иванович доверял мне, и я не имел права не выкладываться максимально на тренировке. 

— С Олегом Ивановичем до сих пор дружите семьями? 

— Так сложилась судьба, что у нас в поселке участки рядом. Но Олег Иванович сейчас в Подмосковье не живет. Когда был игроком, то никогда не придавал особого значения тому, как это общение будет проходить дальше, так как казалось, что этот момент ещё очень и очень далеко. Но вот он уже наступил. Поздравляю Олега Ивановича с днём рождения каждый год. С игроками «Спартака» каждый год собираемся на ветеранские матчи или просто встречаемся. Бывает даже, что и Олег Иванович выходит поиграть, но ему хватает и пяти минут побегать (смеется). Мы, все те, кто выступал за «Спартак», очень ценим те минуты, когда можно собраться вместе!  

(продолжение следует)

 Источник:sports.ru


Добавить комментарий