Массимо Каррера: «Среди игроков «Спартака» у меня нет ни друзей, ни врагов»

Массимо Каррера: «Среди игроков «Спартака» у меня нет ни друзей, ни врагов»

Массимо Каррера: «Среди игроков «Спартака» у меня нет ни друзей, ни врагов»15.05.2018 Массимо Каррера: «Не согласен с тем, что русский костяк «Спартака» должен уйти

 — У вас был конфликт с Глушаковым?

— Нет. Я просто вынужден делать другой выбор. Естественно, кто-то может быть недоволен, что не играет, но, по сути, конфликта нет. 

— Вы чувствовали недовольство со стороны Глушакова? 

— Я ощущаю недовольство футболистов, которые не играют. Это может быть одной из проблем. Когда такое происходит, игрок не ощущает себя частью команды. В прошлом сезоне было наоборот: они думали о команде, о едином целом. У нас не было зависти. Играешь ты или нет, все равно все были вместе. Порой я делаю выбор, отталкиваясь от того, как тренируется игрок, как он себя показывает. Конечно, есть позитивная реакция у тех, кто получает меньше игрового времени, но есть и негативная. Я сейчас говорю не о ком-то конкретно, а о том, как это работает. Игроки не должны своим негативом влиять на товарищей по команде. 

— Таких игроков не должно быть? 

— Не должно, но они есть в любой команде. Нелегко собрать 23 игрока, которые будут на одной волне.  

— Кто в «Спартаке» тот, на кого все должны равняться? 

— Роман Зобнин. У него есть желание достигать цели, он всегда готов! И даже если заставляю его играть в разных позициях, он выполняет работу. У него есть все шансы, чтобы стать топовым футболистом. 

— Но для этого он должен играть на своей позиции в центре поля? 

— Да, хотя в прошлом году он играл хорошо и на других позициях.

 «Сказал игрокам в лицо, что они расслаблены» 

— Сколько в «Спартаке» игроков, которые негативно влияют на команду? 

— Я не могу сказать, что кто-то в моей команде негативен. Просто у этой команды нет победного менталитета. Они не знают, что такое побеждать, не понимают, насколько это приятно, я думаю, что это самый важный нюанс. Я всегда говорю, что если мы проигрываем, соперник должен быть лучше нас. Чемпионат России выиграл «Локомотив» — это заслуженно. Кубок России выиграл «Тосно». Но Кубок России проиграли мы, как и чемпионат — так как сделали меньше того, что могли. Мы сыграли много матчей, где вели в счете, но упускали победы (10 — Sport24). Если после чемпионата остается горькое ощущение, значит, что-то идет не так. 

— Много травм в августе-сентябре, пропущенные мячи в концовках и, наоборот, набор формы к зиме. Получается, команду хорошо подготовили к отпуску в декабре? 

— Когда ты играешь в четырех турнирах, нужно очень хорошо работать. В графике воскресенье-среда у тебя нет времени на тренировки. Так что если в декабре ты себя хорошо чувствуешь, значит, хорошо поработал с тренером по физподготовке. 

— То есть, это хорошо, что «Спартак» был крут в декабре, когда нужно было уходить в отпуск? 

— Он был хорош еще потому, что игроки себя чувствовали психологически и физически хорошо. У них был кураж, потому что много очков потеряли на старте.  

— Тогда почему «Спартак» проигрывал эти матчи, когда вел в счете и пропускал на последних минутах? 

— Потому что соперник, повторюсь, больше хотел. 

— Но в нынешнем сезоне были матчи, когда «Спартак» первым пропускал и в итоге проигрывал. Как вы пытались повлиять на команду в таких играх? Как мотивировали ее? 

— Я всегда стараюсь ее мотивировать, в том числе между таймами в раздевалке.  

— Как вы мотивировали команду в матче с «Динамо»? 

— Я сказал им в лицо, что они были расслаблены. Сказал, что соперник злее и голоден до победы. Каждый стык в матче выигрывали динамовцы, у них было больше желания победить. Естественно, уровень игроков в «Спартаке» выше, чем у «Динамо». Но если качество не поддерживается объемом работы, то оно аннулируется. Побеждает та команда, которая этого хочет, у кого больше злости, больше эмоций. 

— Игра с «Динамо» была за 20 миллионов евро. Почему игроки не понимали этого? Вся мысль, которую вы транслируете, заключается в том, что виноваты игроки, а не тренер. 

— Нет, нет, нет. Может быть, моя вина, из-за того что я не могу правильно передать свои эмоции, что я чувствую внутри. Я не виню игроков. Может быть, до них просто что-то не доходит.  

— Что конкретно вы говорили игрокам? Почему до них не доходит?

— Еще на неделе при подготовке к игре мы обсуждали важность предстоящего матча, мы говорили о путевке в Лигу чемпионов, то же самое было перед «Тосно». Мы могли вписать новую страницу в историю «Спартака». Естественно, я не могу хватать игроков за грудь и прижимать их к стенке. Если человек не выкладывается душой, а я это вижу, я могу разозлиться.  

— В перерыве матча с «Динамо» вы разозлились? 

— Конечно. Человек может разозлится, даже говоря спокойно, но произнося злые вещи. Тут необязательно кричать или бить бутылки. К этой реакции нельзя подготовиться заранее, все происходит во время игры, на которую ты реагируешь. Нет такого, что я заранее сижу и думаю, что я скажу в перерыве. 

 (Продолжение следует)

 Источник: sport24.ru/news


Добавить комментарий