Красно-Белый разлом

25.04.2018

ЭФФЕКТ ДОМИНО

За восемь дней «Спартак», по сути, похоронил для себя весьма благополучно складывавшийся сезон. Теоретическая возможность выкарабкаться остается, – но факт, что красно-белые попали в реанимацию, и их кардиограмма-2017/18 почти уже превратилась в прямую линию. И произошло это строго в момент массового ликования по поводу гораздо более легкого, чем у конкурентов, календаря. Ха, «Локомотиву» предстоят «Краснодар», «Зенит» и «Арсенал» в гостях, ЦСКА – «Краснодар» и «Зенит», «Зениту» – ЦСКА и «Локо», «быкам» – ЦСКА и «Локомотив», а красно-белым – сплошь рожденные ползать, которые, как известно, летать не могут!

Они-то коршунами и налетели на «Спартак». Три раза. Многие, кстати, заметили, что сделали это тренеры, работавшие или игравшие в этом клубе, – Александр Тарханов, Дмитрий Парфенов и Игорь Ледяхов. А ведь впереди – еще парочка таких же, да еще и с мощной харизмой. Вадим Евсеев с Валерием Карпиным…

Поражение от «Урала» стало сердечным приступом, который далеко не всегда приводит к инфаркту: своевременные и грамотные действия врачей, а главное, внутренние силы самого организма способны воспрепятствовать дальнейшей катастрофе. Так, замечу, произошло после 0:7 от «Ливерпуля». В декабре «Спартак» представлял собой здоровый организм, только что подпитавшийся разгромом «Краснодара» и уверенной победой над «Зенитом». Нокаут на «Энфилде» был очень жесткой проверкой на прочность, и спартаковцы ее выдержали, спустя три дня покрошив ЦСКА в мелкую стружку – 3:0.

Для умных людей давно стало аксиомой: главное – не неудача, а то, что происходит после нее. «Спартак» декабрьский оказался способен от «Ливерпуля» не остекленеть – даже наоборот, чем-то энфилдовским зарядиться.

В апреле произошла обратная история.

Рядовое, на первый взгляд, поражение от «Урала», перед которым команда не проигрывала, между прочим, 17 туров кряду – с августа! – вызвала эффект домино. Конструкция, которая со стороны казалась достаточно прочной (хотя по весне, в отличие от конца осени, за явным преимуществом был обыгран только «Анжи»), рассыпалась.

Кубковый проигрыш «Тосно» еще можно было назвать в определенной мере случайностью. Моментов, чтобы выйти в финал, у «Спартака» более чем хватало, хотя его оборона и выглядела если не решетом, то субстанцией крайне ненадежной. Но если бы в Волгоград отправились москвичи, никто точно не смог бы назвать это несправедливостью. В конце концов, все там решила серия пенальти.

Массимо Каррера (в публичном пространстве отреагировавший на проигрыш «Ахмату» по-мужски и взявший всю вину на себя) на вопрос, когда для «Спартака» наступил перелом, ответил: «В матче с «Уралом». Что-то изменилось тогда». Так вот, спрашивается – почему так называемым триггером, спусковым крючком трехматчевой серии поражений стал Екатеринбург? Ведь конкуренты после него продолжали терять очки, «Локомотив» – давал очередные шансы, а поражение в один мяч после 8-месячной беспроигрышной серии, да еще и не какому-то принципиальному оппоненту, с точки зрения психологии должно быть как слону дробина.

Если же оно повлекло за собой то, что повлекло, – значит, это благополучие было только внешним. А на самом деле внутри уже давно шли процессы разложения, и в пиковый момент сезона они лишь вылезли наружу.

Когда в боксерском поединке одному из спортсменов засчитывают технический нокаут, то это – совокупность ударов, один из которых становится для проигравшего роковым, «отключает» его. И если «Урал» был первой приличной зуботычиной, потрясшей «Спартак», то она никак не должна была заставить его осесть на пол или отшатнуться к канатам. А вот «Тосно», поставившее крест на решении одной из главных задач сезона, причем той, которая, казалось, уже в кармане, стало как раз ударом, который погасил лампочку. А времени, чтобы отдышаться, не было.

В результате 80 минут матча с «Ахматом» стали для красно-белых и их болельщиков ядерной катастрофой. Все было до ужаса предсказуемо, на ногах всех и каждого (разве что за исключением Романа Зобнина, но и тот начал плохо, к тому же однажды неудачно упал, и поймал свою игру исключительно благодаря воле) висели пудовые гири. Пространство между игроками «Спартака» было разреженным, отчего у «Ахмата» и проходили острейшие контратаки. И вдруг для кого-то выяснилось, что все мировое зло – не в Денисе Глушакове, который оказался в запасе. Без него все стало еще хуже.

«Ахмат» читал все атаки хозяев на раз-два, зато его собственные контрвыпады становились для «Спартака» неразрешимой загадкой. Той, которую потом очень простыми фразами объяснит Игорь Ледяхов (надеюсь, приставку и.о. после такой образцово-показательной игры с него в Грозном снимут): «Мы знали, как он («Спартак». – Прим. И.Р.) играет. Знали, что крайние защитники у «Спартака» высоко поднимаются, за их спиной появляется свободное пространство, которое можно использовать. Плюс очень грамотно сыграла наша средняя линия».

И это говорит тренер команды-середняка об одном из основных фаворитов чемпионата! Но главное ведь – это не бравада, со сказанным даже не поспоришь. Аналитики, с которыми мне довелось после игры поговорить, выводы Ледяхова полностью подтверждают.

Но ведь не может быть, чтобы все объяснялось так просто! Будь «Спартак» и вправду так предсказуем, никогда бы он не провел без поражений 17 встреч подряд; не грохнул бы подряд «Краснодар», ЦСКА и «Зенит» с общим счетом 10:2, в конце концов, не одержал бы до Екатеринбурга девять побед при одной ничьей в десяти матчах. Системные ошибки, о которых говорил Ледяхов, конечно, существовали и раньше, но достоинства их затмевали.

Теперь же – перестали. Причем с пугающей резкостью и на фоне далеко не топовых соперников. «Спартак» вдруг встал, и важно разобраться – почему.

240 КИЛО ПОВИСЛИ НА НОГАХ

За день, прошедший с момента окончания игры и до написания этого текста, я обменивался мнениями с разными людьми, в том числе и изнутри «Спартака». И показательно, что на вопрос: «Физика или психология?» к общему выводу они не пришли, давая порой полярные ответы. Был, например, такой: «Физика, к которой после «Тосно» добавилась психология». И с этим, кстати, я во многом согласен.

Какой-то одной причины у того, что случилось со «Спартаком», нет. Их – переплетение, как, собственно, в жизни всегда и бывает. Так же, как не бывает «тренерских побед» – терпеть не могу этот новомодный штамп. Или совсем не тренерских. Нельзя плоско смотреть на мир!

Но то, что функциональная готовность у «Спартака» к середине апреля просела, с каждой игрой – все заметнее, и это стало одной из причин трехматчевого провала, – на мой взгляд, однозначно.

Такое, кстати, нередко бывает с командами, которые подстраивают подготовку под февральское участие в еврокубках. Совсем никак не ориентироваться на необходимость быть готовыми к евробитвам штаб не может – и в этом заключалась принципиальная разница с прошлым годом, когда Европы у Карреры не было. Отсутствовал и соответствующий опыт: многие уже забыли, что прошлый сезон стал для Массимо первым в карьере в должности главного тренера. И ему все приходится познавать с нуля.

На примере многих команд, вышедших в евровесну, можно проследить, что если март они проходят достаточно бодро, то в апреле, спустя два месяца после возобновления сезона, тяжелеют. И побед добиваются в основном на характере.

Вы видели Луиза Адриану в матче с «Ахматом»? Да, забил. Но гол этот при счете 0:3 в концовке игры ему обеспечил на блюдечке с голубой каемочкой Зобнин. А до того на бразильца больно было смотреть. Он как будто не чувствовал своих ног. Ни ускориться не мог, ни обработать мяч – ничего. Я смотрел на это – и вспоминал, каким легким, парящим он был месяц назад, когда многие называли его новым лидером команды и отдавали предпочтение перед Промесом. Сейчас Луиз Адриану, сдутый воздушный шарик, ни при каких обстоятельств не забил бы такой победный мяч экстра-класса, как в Казани.

И такие перемены произошли со всей командой. В ином случае Бериша весь понедельничный матч не убегал бы от всей линии обороны, как от стоячей. Косовар – игрок реактивный, но во многих других отношениях с весьма ограниченным функционалом. Его, конечно, интересно было бы посмотреть в одном из топ-клубов, но подобных «электричек» люди, давно наблюдающие за футболом, насмотрелись. Хорошая «функционалка», помноженная на игровую дисциплину, не позволяющая им разбегаться, гасят их эффективность на раз-два. Без мяча-то особо далеко не убежишь.

Не так давно возобновились разговоры о том, что на тренировках «Спартак» перегружают штангой – а затем, что еще хуже, начинается скоростная работа. Навел справки – да, это правда. И слухи о том, что перед матчем с «Уралом» футболисты по инициативе итальянского тренера по физподготовке работали с такими запредельными весами, как 225 и 240 килограммов, верны. Причем вне зависимости от веса игрока. Происходило это, заметьте, перед одним из самых напряженных игровых циклов команды в сезоне.

Почему, спросите, «Спартак» был таким легким и неудержимым в ноябре-декабре? В тот период, по моей информации, как раз-таки эту тяжелоатлетическую практику решено было приостановить, команду «отпустили» – и она побежала. А на фоне появившейся легкости индивидуальное мастерство спартаковцев – Промеса, Луиза Адриану и Ко – проявилось во всей красе. По нему с красно-белыми сегодня в РФПЛ едва ли кто-то может сравниться.

Но потом все началось по новой. До поры утомление мышц накапливалось, но на командную игру еще принципиально не влияло, а звездам атаки в ногах хватало сил, чтобы по крайней мере свои условные 2:1 («сухари», кроме Хабаровска, отсутствовали) обеспечивать. Однако в какой-то момент – в таких случаях трудноуловимый – количество перешло в качество. То есть у команды совсем кончились силы, и она встала. Наступила проклятая неделя «Спартака».

C “Уралом» он выглядел блекло, но еще не так безнадежно, как с «Ахматом». Уязвимый функционально, он психологически был добит «Тосно». Против Грозного на поле вышла тень клуба, вроде как собиравшегося бороться за чемпионство. Я не раз приводил уже одну из любимых фраз Андрея Петровича Старостина; в таких случаях он говорил: «Нечем жарить».

Все сконцентрировались на том, что недобегает Глушаков, но ведь то же относится ко всем остальным! За исключением хет-трика в Каспийске, напрочь исчезла легкость у Промеса. О том, как играл с «Ахматом» Комбаров, сказано уже достаточно. Потяжелел, словно сезон только начинается, Фернанду. А его роль в создании баланса в игре «Спартака» – ключевая.

Поэтому меня совершенно не удивляет, когда я узнаю, что во время зимней подготовки футболисты были недовольны содержанием тренировочной работы и даже ходили по этому поводу к Каррере. Изменений не последовало. Кроме того, насколько мне известно, игрокам давали такую маленькую беговую нагрузку, что некоторые из них по вечерам бегали сами – без тренерской указки.

Нечем жарить и в защите – изначальной епархии итальянца после прихода в «Спартак». Правда, тут есть объективные причины. Потеря Джикии и травма второго основного прежде защитника – Таски так и не были компенсированы. Максимович, как оказалось, не соответствует не только уровню «Наполи», но и уровню «Спартака». Он «привозил» в каждом из трех последних проигранных матчей, а игру с «Ахматом», выйдя на замену, «усилил» третьим голом соперника и парой пасов в аут.

У красно-белых – 31 пропущенный гол. Это – 11 место в премьер-лиге. Для сравнения, у «Рубина» – 24, «Ростова» – 26, «Амкара» – 28, «Динамо» и «Урала» – 29, «Уфы» – 30. Все эти клубы ни на какие высоты в этом сезоне не претендуют, а три стоят на грани зоны стыковых игр.

ПОТЕРЯ КОНТАКТА

Все эти огрехи, тем не менее, можно компенсировать за счет характера, которого «Спартаку» было не занимать в прошлом сезоне. Оттого и случались все эти 1:0, над обилием которых многие смеялись, а стоило восхищаться. Ведь поставить на поток равные матчи с выигранным исходом – это говорит о крепчайшей внутренней спайке.

В нынешнем «Спартаке» ее нет и близко.

Вернулись те самые проблемы, о которых не единожды говорилось и писалось в начале сезона, но на фоне беспроигрышной серии и красивых побед они были загнаны вглубь. Однако не исчезли.

В отличие от прошлого года, Массимо Каррера не управляет командой. В первый сезон итальянца в «Спартаке» игроки ему разве что в рот не смотрели, однако более или менее долгая совместная жизнь, как это часто бывает, уничтожила раннюю романтику.

Абсолютно убежден, что футболисты ни в коем случае не играют ПРОТИВ Карреры. Пошедшие уже в особо влюбленных в главного тренера болельщицких кругах разговоры о сплаве игры с «Ахматом» – чушь собачья. Те же люди говорили, например, что Глушаков сдал игру «Тосно». Ну, не вышел капитан на игру с «Ахматом» – и что, стало лучше?

По-моему, нужно совсем не чувствовать команду и ее игроков, чтобы не понимать: после кубкового фиаско Глушакова обязательно нужно было выпускать в стартовом составе на игру с грозненцами! Все читали, видели и слышали Дениса после «Тосно». Он исповедовался в соцсетях, общался вживую с болельщиками и журналистами, не спал всю ночь после игры… В таком эмоциональном состоянии люди как никогда готовы, что называется, смыть вину кровью. И именно сразу, пока рана кровоточит. Даже находясь в плохой форме, они покрывают это мощнейшим усилием воли.

Но Каррера – по тактическим, как сказал на пресс-конференции он сам, соображениям – Глушакова на «Ахмат» не поставил. Увидев стартовый состав, я покачал головой. На мой взгляд, психологически это был недальновидный шаг.

И мы получили эффект, полярный тому, что показывает в последних матчах за ЦСКА Ахмед Муса. Там несколько другая история – дисциплинарная, а не игровая. Однако Виктор Гончаренко оперативно на нее отреагировал, показав, по крайней мере, свое неравнодушие и к игроку, и к ситуации. И оно передалось самому футболисту. Как итог – дубль Мусы «Краснодару».

Так отчего-то получается, что эмоционально команда зависима от Глушакова. Он далеко не лучший ее футболист по чисто игровым качествам, но он – ее сердце. Человек завоевал этот неофициальный титул каждодневной жизнью в команде. Год назад биение этого сердца попало в резонанс эмоций нового главного тренера; Каррера хотел и Глушакова, и всю команду слушать и слышать. Нет, не угодничать перед нею, но понимать, чем она дышит и чувствовать в этом малейшие изменения.

Сейчас этого нет. Возможно, Каррере просто не хватило опыта тренерской реакции на триумфы, чтобы удержать ситуацию в руках. Так или иначе, команду – причем, судя по имеющейся информации, практически всю – он потерял. Он и игроки просто живут разной жизнью.

Все это произошло не в публичной сфере, где Массимо ни разу не сделал грубейшей ошибки, а частично прокололся лишь однажды – после ничьей в первом круге с «Тосно», переадресовав вопросы о двух пропущенных на исходе матча мячах игрокам. Но последующие месяцы ту ситуацию полностью заиграли. А Каррера, набравшись опыта пресс-конференций, не оплошал в интервью по горячим следам ни после «Тосно», ни после «Ахмата». За что ему, безусловно, надо отдать должное – не знаю уж, продолжают ли замечать это игроки. Или видят у тренера теперь только плохое.

Потеря контакта произошла в сфере непубличной. В каждодневной совместной работе, диалогах, установках, разборах, обещаниях… В не принятых игроками итальянских помощниках. Говорят, футболисты после чемпионского сезона даже просили Карреру не расширять штаб, боясь разрушить сложившуюся семью.

Он не прислушался. И вышло то, что вышло. Год назад Массимо заработал репутацию сильнейшего мотиватора (помните высказывания на этот счет ряда спартаковцев, в частности, Зобнина?), но мотивация работает, когда есть доверие футболистов к тренеру. Сейчас оно, насколько могу судить, пропало. Причем обе стороны даже не пытаются делать шагов навстречу друг другу.

Мы с вами всего этого не видим и, если вы – ярый болельщик «Спартака», бесконечно благодарный Каррере за долгожданное чемпионство, то, конечно, вправе твердить как мантру: «Никто до него золота 16 лет не добывал, а он – добыл!» (что абсолютно справедливо) и всему вышесказанному не верить. Но когда я слышу это от пяти человек – поверить приходится. При этом не собираюсь расставлять оценки – кто прав, кто виноват. Просто рассказываю о том, что происходит.

Не знаю, дошла ли ситуация до того момента, когда неизбежен выбор руководства – или главный тренер, или значительная часть игроков. Надеюсь, что все-таки нет.

Но в команде – плохо. Между самими игроками серьезных конфликтов нет, да и сообщение о якобы драке на тренировке, по моей информации, действительности не соответствует. Да даже если бы что-то такое и было, то ничего особенного в этом не было бы. По-моему, молодое поколение моих коллег придает этому чрезмерное значение: в советские времена дрались почти на каждой тренировке, но это лишь стимулировало битву за место в составе и выпускало у игроков пар. Тренеры того поколения любили говорить, что команда, в которой все слишком мирно и спокойно, – неправильная команда. Не способная побеждать.

Нынешнему «Спартаку», чтобы совсем не превратиться в руины, то есть не выпасть из зоны Лиги чемпионов, нужно срочно что-то предпринять. В старых добрых традициях футболистов – или присесть без тренеров в ресторане с максимально честным и жестким разбором случившегося, или выехать с той же целью на природу. Главное – не держать накопившиеся эмоции внутри себя, а откровенно и, может, на повышенных тонах поговорить.

Им ведь не для Карреры, за которого они лично уже, в отличие от прошлого года, не играют, все это нужно. А для себя, своей гордости и чести, для того, чтобы не опускать глаза под взглядом болельщиков. Насколько знаю, некоторые футболисты в своем кругу это уже обсуждали.

Не знаю, осознает ли Массимо степень глубины происходящего или живет в своем мире и думает, что с прошлого года глобально в его отношениях с командой ничего не изменилось. Последнее тоже возможно. В голову человеку не залезешь.

Взгляды на команду изнутри и снаружи всегда очень разные. Те, кто наблюдают со стороны, не знают и половины, а то и трети всех вводных и потому зачастую делают неправильные выводы. Те, кто являются частью процесса, слишком вовлечены в личные отношения, в связи с чем зачастую бывают предвзяты. Это две крайности, между которыми необходимо найти золотую середину.

И именно с этими крайностями подходят сейчас к ситуации многие люди, которые с противоположных сторон смотрят на Карреру и его работу.

Я слышу и понимаю мотивацию обеих сторон. И мне больше всего хотелось бы (хотя верится, увы, все меньше), чтобы разлад не был окончательным – и главный тренер, проявив инициативу, сел бы с футболистами за чаркой вина или чего покрепче, за что-то извинился, а за что-то принял извинения. Это же реальная жизнь мужчин, а в ней не бывает ангелов и злодеев, абсолютно правых и кругом виноватых.

Говорил ведь ему капитан Глушаков год назад, после 1:0 с «Томью», когда Каррера, разгневанный подходом игроков, чуть ли не раздевалку разгромил: «Тренер, извините нас за Томск». А потом выходил на матч-чествование с «Тереком» и делал дубль к 20-й минуте. А команда, сводя с ума болельщиков, одерживала первую победу при Массимо с крупным счетом. И они высыпали тысячами на поле.

Неужели между тем «Тереком» и этим «Ахматом» – красно-белый разлом, которого уже не преодолеть?

«СЭ»


Добавить комментарий