Нобель Арустамян: откуда он берет инсайды?

Нобель Арустамян: откуда он берет инсайды?16.04.2018 Он знает все о трансферах, комментирует статусные матчи, дружит с Трабукки, Мхитаряном и Трезеге. 

 – Ты главный по инсайдам в русском футболе. Как так получилось? 

– Мне кажется, я c самого начала так видел свою роль в профессии. Даже когда я начинал на «Радио Спорт» в 2006 году и пришел обычным стажером, то уже старался работать с информацией. Потом я не был просто ведущим, я делал новости для службы информации «Радио Спорт», приводил гостей для эфиров, много общался – с сотрудниками клубов, футболистами, агентами, журналистами. Все время собирал информацию и, естественно, пользовался ею.

В последние годы в медиа все персонализируется – твиттер, фейсбук, телеграм. Раньше, когда у соцсетей не было такой популярности, ты, журналист, получал новость и давал ее в газету или на сайт. Сейчас, когда соцсети выходят на первый план, ты пишешь в твиттер – и все, информация уже идет от тебя. Что касается наполнения, то я очень много общаюсь с людьми. Я перевариваю информацию, проверяю ее и даю – ту, которая правдива.

– Как проверяешь? Допустим, тебе звонит агент и говорит: «Локомотив» отказывается от Тарасова. Твои действия?

Во-первых, не всегда информацию дают. Иногда приходится самому звонить и спрашивать. Это миф, что ты сидишь на диване, открываешь вотсап и там сто сообщений: «Этот перешел туда, этот – сюда». Чтобы проверять, надо иметь источник – в команде, клубе, окружении – который может подтвердить или не подтвердить. Обычно я стараюсь иметь информацию и подтверждение – то есть, два источника. Если что-то идет не так, 50/50, то я стараюсь не давать, но если я уверен в одном источнике, то могу взять риск на себя. 

Вот пример того, что может случиться. Я знал, что Бердыев должен был прийти в «Спартак» и взял на себя риск, хотя сторона Бердыева это не подтверждала. Он не перешел. Прошел год и Курбан Бекиевич рассказал, что сам не пошел в «Спартак», хотя были все договоренности. Потом и «Спартак» подтвердил, что была готова пресс-конференция для Бердыева, была намечена официальная презентация с приездом в Тарасовку и так далее. Все это назначили на понедельник-вторник, а за несколько дней до этого, в пятницу, Бердыев просто пропал. Что-то в его жизни изменилось. Что – неизвестно до сих пор.  

– Так это Бердыев тогда передумал? Я слышал, что это «Спартак» отказался из-за его окружения

– Я не был за столом переговоров. Я только знаю, что были две встречи Бердыева с Федуном. Одна – в Москве, вторая – в Монте-Карло. На первой встрече они пожали друг другу руки. Ну как это обычно бывает: две большие фигуры встречаются, жмут руки, а потом их представители начинают согласовывать нюансы контракта. Но потом возникли вопросы по окружению, по структуре штаба Бердыева. Но речь не о том, что кто-то прям передумал. 

Вторая встреча многие вопросы разрешила, «Спартак» и Бердыев шли к тому, чтобы стать союзом. Но не сложилось. Повторюсь: через год Бердыев говорил, что это было его решение, он вроде даже говорил, что ему было стыдно. Что-то тогда его смутило. Что – я не знаю. Может, он думал о других вариантах. Может, он думал, что «Спартак» – сложный для него проект.

– Ты говоришь, что тебе легко находить общий язык с футболистами. Как ты это делаешь? Они долларовые миллионеры, ты человек немного другого масштаба

– Ну да, я не миллионер. В моем представлении деньги – не главное в жизни. Это безусловно влияет на жизнь человека, но это точно не должно влиять на отношения людей. С футболистами моего поколения у нас более-менее одно представление о мире, поэтому со многими я реально дружу. Вася Уткин тоже часто говорит, что Хохлов, Радимов и другие игроки его поколения – его друзья до сих пор. Понятно, что сейчас, когда мне 30, то новое поколение футболистов вряд ли мое. Когда я смотрю – даже не на футболистов, а вообще на людей этого возраста – то у них совсем другие интересы. И новое поколение футболистов – оно вряд ли мое.

 ****************

– Чем отличаются интересы условного Глушакова от интересов Миранчуков? 

– По-моему, во всем. Начиная от музыки, заканчивая представлениями о жизни. Тебе сколько лет? 

-28

– Тебя многое отличает от 20-летнего человека?

 – Ну мне явно ближе Миранчуки, чем Глушаков.

 – Ну а бывает наоборот. Это нормально. Мне кажется, 20-летние игроки больше воспитаны на западном представлении о футболе. Мир стал очень доступный. Когда они играют в фифу, то выбирают иностранные клубы. В их жизни очень много западного. У ребят за 30 – у них детство и мировоззрение немного другие. В 90-е такой доступности всего не было.

 – В отношении к деньгам есть разница? 

– Нет. Мне кажется, у футболистов во всем мире одно отношение к деньгам. Они все хотят заработать, в этом нет ничего плохого. Вообще все люди хотят заработать. Я не очень понимаю, когда кто-то выставляет это как минус. *********************************************************** 

– Как ты подружился с Мхитаряном? 

– В декабре 2012-го я был в Донецке на матче «Шахтер» – «Ювентус», я стараюсь регулярно на матчи «Юве» ездить. После матча я пошел в отель, где жил «Ювентус». Вижу – по лестнице идет Мхитарян. Я никогда не стесняюсь подойти и познакомиться. Крикнул «Генрих!», подошел, представился. Он сказал: «Да, я о тебе слышал». Я тогда работал на «Плюсе», на «Радио Спорт», да и армянское коммьюнити есть.


– Ты говорил в январе, что им интересовались два клуба РФПЛ. Какие? 

– «Спартак» и «Краснодар». Насколько я знаю – именно с точки зрения аренды. Тогда был период, когда не было понятно, продает его «Манчестер» или не продает. Допускаю, что другие команды тоже могли его хотеть. Что мешает мечтать о Мхитаряне тому же «Зениту»? Но это было настолько невозможно… Он не хотел в Россию. Он очень дорогой по зарплате (по данным Bild, 240 тысяч евро в неделю – прим. Sports.ru). И я не представляю, как можно было договориться с «Манчестер Юнайтед» об аренде.

***************************************************************

Манчини,Головин,Промес
 

– Расскажи историю, когда твой инсайд не сбылся.

– Денисов. Мне сказали: все, он уже 100% в «Зените». Это рассказал источник, который ранее 5 или 6 раз давал абсолютно верную информацию – что Касаев переходит в «Локомотив», что Гаджиев возглавит «Анжи», что Семин переходит в «Локомотив». Фурсенко реально хотел Денисова как олицетворение старого «Зенита». Я все равно позвонил двум источникам, чтобы проверить Денисова, мне сказали: без комментариев.

 Я был уверен, что если «без комментариев», значит, тут есть доля правды. И в тот же день мне еще сказали, что «Зенит» берет Кузяева. Я думаю, кого назвать, Денисова или Кузяева. Но про Денисова мне сказали «без комментариев», а про Кузяева я знал, что его еще очень хочет «Спартак». Подумал: окей, пусть будет Денисов. Потом мне было за это прямо очень обидно. 

– Манчини уходит из «Зенита»? 

– Мне интересно, что должно произойти, чтобы он не ушел. Свое путешествие в России он завершает. 

 – Он поссорился с Фурсенко? 

– Не знаю. Но я точно знаю, что он очень хочет в сборную Италии. Для агентов, директоров и функционеров сборной Италии это факт: летом Манчини свободен. Но тут как с Бердыевым. Может, сейчас он выиграет все оставшиеся матчи – думаешь, уйдет? Или они с женой сядут, она скажет: давай останемся в Питере, тут офигенно. Но сейчас в Италии в кулуарах это выдают как факт: летом Манчини хочет уехать из Петербурга.

 К сожалению, у него не получается. Может, у него другой менталитет. На мой взгляд, «Зенит» нуждается не то что в глобальной перестройке, но в переосмыслении того, что произошло. Я считаю, что главная проблема этого «Зенита» одна – кончина Сарсании. Я уверен, что «Зениту» не хватает такого функционера. Все плохое в «Зените» случилось после октября, когда его не стало.

 – Что будет с Головиным? 

– Многое зависит от его агентов. Если они принесут в ЦСКА очень хорошее предложение, те вряд ли откажут. Стиль ЦСКА – не мешать футболистам развиваться. Их никогда не оставляют специально, как это, например, бывает в «Зените». Сколько раз Витцель хотел уехать, Аршавин. Бывают клубы, которые не отпускают футболистов. Это политика. Я не знаю, куда он перейдет. Этого не знает ни Головин, ни Гинер, ни Бабаев, ни агент Головина. Это пока разговор ни о чем.

 У цска прошлым летом было одно предложение – 8 млн фунтов от «Арсенала». На мой взгляд, это просто смешное предложение за игрока его уровня. Он реально возмужал. цска может продавать его миллионов за 20, но очень многое зависит от ЧМ. Я думаю, что «Арсенал» будет впечатлен его игрой. Но «Арсенал» – одна из самых скупых команд Англии. Если агент Головина займется переездом, найдет команду в Англии, узнает, сколько хочет цска, то он может этого добиться. Но просто так «Челси» или «МЮ» за ним не придут. 

– Кто из суперзвезд РФПЛ хочет уйти из своего клуба? 

– Смолов. Еще я бы поспрашивал аргентинцев «Зенита». Тот же Паредес вполне может уйти, у «Зенита» есть предложения.

– Про «ПСЖ» правда? 

– Правда про «Ювентус». У «Зенита» есть итальянский директор Оресто Чинквини, который может легко контактировать с людьми из Италии. Паредес – игрок высокого европейского уровня. Он год не играет в ЛЧ, но до сих пор на счету у «Ювентуса», «ПСЖ» и других команд. Это говорит о его высоком классе. Я даже слышал про «Реал», но не знаю, правда ли это. 

 – Промес? 

– Думаю, что Промес как раз из тех, кто не горит желанием уйти. Он нашел свою роль, ему реально очень комфортно в Москве. 

****************************


Трабукки, телеграм, Каррера 

– Как устроена ваша работа с Марко Трабукки? 

– Я бы назвал это дружбой. Впервые я ему позвонил в 2007 году, когда работал на радио. Хотел что-то узнать про Виктора Будянского, он тогда играл в Италии. Через два года, после матча Россия – Германия в «Лужниках», я поехал в компанию, где нас познакомили лично. А потом, в апреле 2010-го, я поехал на матч 1/4 ЛЧ «Интер» – цскА, там был Марко, после этого мы прямо общаться начали. Потом он еще и в Россию переехал. Наша дружба завязана не столько на футболе, сколько на личных отношениях. Я у него на свадьбе был свидетелем.

 – И все-таки, какие проекты вы сделали вместе? Ты когда-нибудь работал с ним над трансфером? 

– Мы с Марко посодействовали тому, чтобы «Альфа-Банк» подписал Месси. 4-5 лет назад он занимался формированием команды «Спартак Юрмала». В те времена я помог ему с привлечением партнеров и инвесторов для решения трансферных вопросов. Но конкретно с трансферами я никогда ему не помогал. Он может спросить у меня мнение о том или ином футболисте, но помогать с трансферами – я даже не представляю, как это. 

Я вообще никогда не участвовал в трансферах игроков, хотя этот вопрос мне регулярно задают. Но люди часто обращались ко мне по вопросам, которые касались моих контактов и коммуникационных способностей. Пример: я участвовал в начальном этапе передачи – там не было денег – армянского «Пюника» от одного владельца к другому. Ко мне обратились, чтобы я помог с коммуникацией и контактами. Это же не просто взять телефон и позвонить, это еще и вопрос доверия. Таких случаев было много, но о других я говорить не хочу – по этическим причинам или просто не имею права. Естественно, история с «Пюником» для меня была не финансовая. 

– То есть ты делаешь такие истории бесплатно? 

– Это зависит не только от меня. Сам я никогда за это не прошу деньги. А дальше – это уже вопрос не ко мне. 

– Ты можешь позвонить ему, чтобы проверить информацию о трансферах «Спартака»? 

– Да, но я стараюсь этого не делать. Это вообще одно из глубочайших заблуждений – что Марко дает мне всю информацию. Это бред. Конечно, я могу у него что-то проверить, воспользоваться его контактами в Италии. Однажды я брал у него телефон Марко Налетича. Это очень известный хорватский агент, с которым работает, например, Пашалич. Но люди думают, что я каждый день прошу Марко: «Скинь мне пару трансферов». Это вообще неправда. Но я не могу со всеми спорить. 

– Правда, что Трабукки – человек, которому Каррера доверяет больше всего? 

– Да, конечно. Возможно, своей жене Каррера доверяет больше, чем Марко, но, в принципе, так и есть. Это нормально. Я считаю, успех Карреры в России в том, что его окружили люди, которые хорошо знают российский рынок. Они хорошо к нему относятся и помогают в нюансах, связанных с работой в России. Это то, чего, на мой взгляд, не было у Эмери. Поэтому у Эмери тут карьера не сложилась. Ему было одиноко в России. А Трабукки – человек, который помог Каррере понять, что такое Россия.

 – Правда, что Трабукки занимается всеми трансферами «Спартака»? 

– Думаю, нет. Насколько я знаю, Педро Роша – не его трансфер. Что такое трансфер? Это история, когда ты сам предлагаешь игрока или способствуешь его переходу. У тебя есть рычаги, которые ты можешь использовать, чтобы тот или иной игрок согласился приехать. Максимович, Пашалич, Луис Адриано – его сделки. Роша – нет. Все пишут про его сделки: Марко получил комиссионные. Ну а что, агенты бесплатно работают? Они работают за деньги. 

********************************

– Слух про Трабукки, который я очень хорошо помню. Когда Дриусси ехал в Россию, то сначала были переговоры со «Спартаком», в них участвовал Марко. В итоге он перешел в «Зенит», но Трабукки все равно получил комиссию.

– Я в это не верю. Я знаю, что Марко – друг и партнер Марсело Симоняна, агента, который вел сделку по переходу Дриусси в «Зенит». Но я не думаю, что это Марко продал его в «Зенит». 

***************************************************

 – Последний вопрос про Трабукки. Он напрягается из-за того, что в интернете его называют казахом? 

– Я это с ним не обсуждал. Как армянин, я всегда отношусь к такому не то что с негативом. Просто я и про себя привык читать что-то типа «ну что там этот армяшка пишет». У Марко папа итальянец, а мама из Казахстана, я с ними знаком, был у них в гостях в Швейцарии, они замечательные и открытые люди, очень приятные в общении. Думаю, Марко может гордиться своими корнями. Это редкая смесь и это круто. А если бы Марко обращал внимание на все, что про него пишут в интернете, он не был бы таким агентом, каким стал сейчас. *****************************************************

Источник:www.sports.ru/tribuna



число комментариев:  5

Добавить комментарий