Вопросы есть? Вопросы есть! Открытое письмо Станиславу Черчесову

Вопросы есть? Вопросы есть! Открытое письмо Станиславу Черчесову

29.03.2018

Уважаемый Станислав Саламович!

После поражений от Бразилии и Франции, после того как наша сборная сделала только одну ничью в последних четырех товарищеских матчах (при том, что все прошли дома), есть желание задать несколько вопросов. Которые копились давно, но все казалось, что рано еще говорить об этом вслух.

Кстати, вы сами постоянно подчеркиваете, что только они, вопросы, и существуют в сборной, ни в коем случае не проблемы.

Тогда первый вопрос звучит так: вы действительно в этом уверены? То, что происходит с нашей обороной, это не проблема?

Да, нам противостояли топ-сборные, но даже проиграть можно по-разному, и вам ли как в прошлом голкиперу высокого класса этого не знать.

Вы скажете, что встречи – контрольные (и подчеркнете именно это слово), результат не имеет большого значения, а настоящая «война» начнется в июне, тогда как сейчас просто «учения». Но с чего, например, за два с половиной месяца перед отправкой на «фронт» национальная команда должна научиться обороняться, если прогресса не видно с самого начала вашей трудовой деятельности в сборной? Нам забивала Коста-Рика четыре мяча в 2016-м, мы пропускали три от Бельгии в 2017-м. И сейчас шесть голов от Бразилии и Франции.

А имена? За полтора года мы не определились с основными защитниками, неужели определимся за два месяца?

Безусловно, все помнят о кадровых проблемах, о травмах, но и со здоровыми футболистами состав обороны постоянно тасовался. Вот только эффекта не было и нет.

Да, в прошлом году вы сделали ставку на трио Джикия – Васин – Кудряшов, но почему против Аргентины (Фернандес, Рауш) и Испании (Смольников, Комбаров) выходили разные края, имеющие в этой схеме огромное значение?

После повреждений Джикии и Васина в основе появляются Гранат и Кутепов. О’кей, это ваш выбор, но уже через три дня лидером обороны назначается Нойштедтер, а фланги по-прежнему пестрят новыми лицами. Не прошло ли время для экспериментов? Как с обороной, так и с другими позициями. Ведь еще и замен по ходу каждого спарринга происходит множество. Когда людям сыгрываться?

Кстати, еще хочется поинтересоваться, почему роли правых центральных отводились сначала левоногому Джикии, а после его травмы левоногому Гранату? И по какой причине вообще ни минуты не провел на поле в этом микроцикле правоногий Семенов?

И сразу следующий вопрос: а разве неочевидно, что Березуцкие и Игнашевич при всех ветеранских моментах, здесь и сейчас помочь команде не просто способны, а обязательно это сделают?

И зачем вы говорите, что последний «закончил со сборной», то есть сжигаете все мосты, хотя сам Сергей публично этого не объявлял?

Почему вы не смогли договориться с братьями, ведь знающие люди уверены, что с ними достаточно было «нормально пообщаться» и оба вернулись бы?

«У нас вновь будет разговор, из которого станет понятно, готовы ли Березуцкие встать в общий строй и быть кандидатами в сборную» – это ваша цитата. Вряд ли люди, игравшие за Россию еще 15 лет назад, обрадовались потенциальной возможности встать в «общий строй» и при этом быть лишь «кандидатами». Почему-то кажется, что в нынешней ситуации братья нужнее национальной команде, чем она – им.

Факт остается фактом: после разговора защитник ЦСКА сказал и за себя, и за Алексея, что в сборной их больше не будет никогда.

А она, сборная, продолжает мучиться в потугах остановить нападение соперников. Мбаппе уничтожает Нойштедтера, и это не Нойштедтера вина.

И что, поясните, происходит с опорной зоной? До Нового года наигрывается пара Глушаков – Кузяев, но вот с Бразилией мы видим уже только одного спартаковца. Дело не в травме Кузяева, а в расстановке. Так два опорника или один? Или еще непонятно?

Интересно также, что делал в матче с Францией на этом месте Ерохин, который ранее использовался ближе к атаке. В стране перевелись опорные хавбеки? Впрочем, не станем лишний раз упоминать Того, Чье Имя Нельзя Произносить Вслух.

А вот еще стратегический вопрос. Во встречах с Саудовской Аравией и Египтом, ключевых, решающих, судьбоносных, Россия тоже выйдет с пятью защитниками? Полагаете, они станут играть первым номером с хозяевами чемпионата мира? А если ответ предполагается отрицательный, то зачем наигрывается схема 5-3-2? Или мы боимся не только саудитов и египтянина Салаха, но своей тени?

Еще есть желание узнать, с какими кандидатурами в стартовый состав вы вообще определились кроме Акинфеева, Смолова и Головина? Существует понимание того, кто станет основным, а кто – на подхвате в резерве? Со стороны кажется, что его нет.

Но знаете, уважаемый Станислав Саламович, все эти вопросы меркнут по сравнению с самым главным. Звучит он так: выйдет ли Россия из группы на домашнем чемпионате мира?

Потому что сейчас никакой уверенности в этом нет. И тогда отвечать уже придется не прессе – всей стране.

«СЭ»


Добавить комментарий