Илья Кутепов: Свои игры я анализирую. Но без паники и самобичевания.

Сегодня вечером «Спартак» отправляется на матч с «Рубином» в Казань. Он начнется завтра в 19.00 по московскому времени. Когда-то гость нашего портала — спартаковский защитник Илья Кутепов дебютировал в составе главной спартаковской команде именно в столице Татарстана. О чем он, в частности, и рассказал в первой части интервью. А мы продолжаем наш разговор с Кутеповым, основанный на вопросах посетителей Bobsoccer.ru.

— Илья, некоторые посетители сайта, приславшие вопросы к нашей беседе, считают, что когда вы оказались в паре с сербом Максимовичем, вы стали выглядеть более спокойным, солидным и уверенным. Как вам такое замечание?
— Не скажу, что до этого я чувствовал как-то неуверенно внутри себя.

Но, если людям нравится то, как я сейчас выгляжу в паре с Максимовичем, это наше сочетание – то ради бога, как говорится. Я только — за. Мне с ним комфортно играть. Хотя, не могу сказать, что вот с Таски или Боккетти с Джикией некомфортно. Но этот взгляд со стороны тоже очень важен. Если болельщики видят какие-то хорошие изменения в лучшую сторону – почему нет?

— Вас, кстати, спрашивают, как вы нашил взаимопонимание с Максимовичем? Понимает ли он по-русски, либо вы общаетесь на языке жестов?
— На поле особых разговоров нет, некогда разговаривать. Кинешь одно – два слова и все. Ситуация может очень быстро меняться. Идет разве что подсказ. Максимович играл в Италии. И слова типа: слева, справа, вперед я ему могу легко подсказать. Ну, и если он мне что-то коротко скажет по-итальянски, я его тоже прекрасно понимаю.

— Вы продолжаете учить итальянский язык? — спрашивает один из болельщиков?
— Пока я еще не специалист в этом деле, до специалиста далеко, но стараюсь…

— Видно, что Максимович играл в Серии А, одной из ведущих футбольных лиг мира?
— Видно, что Максимович хороший, квалифицированный футболист. А иначе он бы и не попал в Серию А.

— Другой болельщик пишет: Илья, в треугольнике с Максимовичем и Селиховым ты выглядишь значительно спокойнее и увереннее. Настолько увереннее, что даже чуть гол не забил в последней игре против СКА-Хабаровск. Так ли это?
— Это опять-таки вопрос на тему: комфортно или нет играть с этими, а не с другими. По Максимовичу я вроде все сказал. Селихов, вратарская позиция… Здесь я не могу вообще что-то комментировать.

— Почему?
— Александр еще довольно-таки молод для позиции вратаря… А с другой стороны с Артемом Ребровым я себя тоже вполне комфортно чувствую. Сложно ответить конкретно.

— Я не понял, когда вы сказали про молодость Селихова. Тренеры же выбирают состав, исходя не из возраста, а из совокупности разных факторов, причем на конкретный день.
— В сравнении с Артемом Ребровым Селихов еще молод. Тем более известно, что вратарский век, как правило, длиннее, чем у игроков других позиций. Бывают вратари и под 40… Я это имел ввиду.

— Ну, хорошо, что уточнили. А то Селихов прочитает и тоже спросит: что ты имел ввиду? Что я еще пацан?
— Да я ему наоборот комплимент делаю (смеется). Намекаю, что у него еще столько времени впереди. Играть и играть.

— Кстати, если уж мы вспомнили про эпизод в матче со СКА… Илья, спрашивает болельщик, как часто ты отрабатываешь удары по воротам. Или в игре с Хабаровском тот момент был просто озарением? А может на тренировках все-таки идет отработка таких ударов?
— На тренировках, конечно, есть. И на сборах в Испании этим занимались, и в последние пару недель. А тут на поле со СКА сложился такой момент, что других вариантов и не было.

— Мне показалось, что вы в тот момент ударили по воротам, ощущая уже и некоторое отчаяние, и спортивную злость. Столько «Спартак» атаковал, бил по воротам соперника и никак не мог забить.
— Возможно и так. Хотя больше в тот момент у меня было чувство соблазна. Обычно в играх такие ситуации у меня ну очень редко возникают. А тут я просто не мог устоять, чтобы не пробить.

— Был один вопрос, который, если честно, мне не очень понравился по сути, но я все же попробую вам его задать…
— Ну, давайте, почему нет?

— Речь идет вот о чем: ваши партнеры в центре обороны, как правило, старше вас. Получается, пишет, болельщик, что, кто-то ведомый, а кто-то ведущий в паре. А, раз вы моложе, значит, вы ведомый…
— Да, это сложный вопрос… Но, если честно, то я не понимаю саму суть его: ведомый, ведущий. Это что-то не совсем футбольное…

— Видимо, разговор о том, кто кого больше учит, больше и чаще подсказывает
— Возможно и так. Но в футболе моменты, например, могут возникать в зоне моего партнера. И я туда никаким образом не влезаю, не причастен к тому, что там происходит. Просто подстраховываю. Другой момент: я вступаю в борьбу, а мой партнер просто наблюдает, образно говоря, за всем происходящим со стороны. Тут никто никого не учит, не подсказывает. Ты сам решаешь, как поступить, вступив в эту борьбу. Ну и потом, было бы мне лет 18, даже 20 тогда можно было бы говорить, что я, допустим, нахожусь в роли ведомого, поскольку мои партнеры старше по возрасту, а, значит, и опытнее. Так что, я не совсем понимаю такую постановку вопроса.

— Болельщики поговаривают, что вы прибавили в мышечной массе. Помогает ли это в игре? Как вы себя чувствуете по сравнению с предыдущими сезонами в физическом плане?
— Если брать данные, которые были на протяжении двух последних сезонов, то мой вес остался прежним. Мышечная масса? Да тоже вроде без изменений.

— Может вы просто изменили осанку, спину распрямили. Стали увереннее в себе?
— Возможно, не знаю. Я говорю, опираясь на цифры. Там-то ничего не поменялось. Если заметно что-то со стороны? Значит, работа на тренировках даром не проходит.

— Еще вопрос от читателя: Илья, насколько известно, вы занимались единоборствами. Пригодилось ли это в повседневной жизни? Когда в крайний раз приходилось втаскивать кому-либо по щам? От себя добавлю, что орфографию и стиль сохраняю.
— (Смеется). Я это понял… Ну, давайте по порядку. Профессионально я не занимаюсь единоборствами. Это — к моему старшему брату… Крайний раз дать по щам… Думаю, что это тоже не стоит делать. А вот в более молодые годы мало ли с кем чего не случалось.

— А брат занимается профессионально, насколько известно.
— Там все серьезно, профессионально и не на улице где-то. Ринг, перчатки…

— А вот другой читатель вполне конкретно спрашивает: Илья, я все жду, когда ты повзрослеешь. В твои годы другие уже становятся лидерами.
— А… Даже так. А конкретных примеров про других там не написано?

— Нет.
— Ну, тогда подождем ответа на мой вопрос.

— Хорошо. Есть несколько вопросов, которые касаются поражения от «Атлетика» из Бильбао, вылета из Лиги Европы. Как вы пережили эту неудачу в психологическом плане?
— Думаю, что переживания на этот счет у всех были разные. Но я не живу прошлыми играми. Как случилось, так и случилось. Есть такая фраза: мы можем что-то изменить? Нет. Тогда нет смысла и паниковать… Те игры прошли и мы уже ничего изменить не можем. Поэтому я не вижу смысла что-то мусолить, додумывать. Вот так сыграли… Лично я по этому поводу в себе не копался, никаких самобичеваний.

— Тогда у меня возникает другой вопрос: а как быть с самоанализом? Игра прошла и все. А кто будет анализировать ошибки, плюсы, минусы? Без этого, в том числе, нет профессионального роста.
— Анализ есть. Я конкретно останавливаюсь на том, что надо, например, исправить в тактическом плане, посмотреть какие-то помарки, свое передвижение по полю и так далее. Но это игровые нюансы. А, если говорить о психологии, то тут все спокойно. Мы же смотрим матчи, возвращаемся к ним, существует постоянный разбор «полетов». Посмотрел, начинаешь работу над ошибками. Это нормальная практика, как и в любой другой профессии.

Окончание следует

Добавить комментарий