Кто должен быть в сборной – Габулов или Селихов?

Кто должен быть в сборной – Габулов или Селихов?

Кто должен быть в сборной – Габулов или Селихов?13.03.2018 В списке игроков, вызванных Станиславом Черчесовым на матчи национальной команды против Бразилии и Франции, четыре вратаря: Игорь Акинфеев, Андрей Лунёв, Владимир Габулов и Александр Селихов. Самая дискуссионная фигура в этом ряду – Габулов, который после переезда в «Брюгге» много пропускал, а потом просто присел на лавку. Его приглашение поняли далеко не все, и тренеру уже предъявлены упрёки в неспортивных принципах отбора. Вопрос заслуживает того, чтобы обсудить его подробнее. 

Разговор о вызове Габулова – это разговор о той роли, которую на больших турнирах играет третий вратарь. Иерархия, сложившаяся в сборной России минувшей осенью, была вполне очевидной: Акинфеев первый (сыграл против Кореи и Аргентины), Лунёв второй (сыграл против «Динамо», Ирана и Испании), Габулов третий (вызывался на два сбора, но не играл). Именно в таком составе и с такими ролями бригада эта была скомплектована не просто так, а с явным прицелом на чемпионат мира. 

 * * *

Итак, каково же предназначение третьего вратаря на больших турнирах? И кто предпочтительнее в этой роли – молодой игрок (есть такая точка зрения, что третьим надо брать кого-то из начинающих, на вырост) или опытный? Чтобы избежать искушений субъективизма, давайте для начала судить отвлечённо, без конкретных фамилий. Понятно, что оказаться в игре третий может только в случае форс-мажора: условно говоря, первый номер удаляется, а второй травмируется. 

Представим, что такое случилось на чемпионате мира. На кого в таких обстоятельствах надежд больше – на молодого или на опытного? С выбором верного ответа ошибиться сложно. Разумеется, вероятность такого сценария невелика, а потому главную свою роль третий вратарь, как правило, исполняет вне игрового времени – на тренировках и в быту. И здесь он должен быть, во-первых, одним из факторов комфорта, в том числе психологического, для первого номера и, во-вторых, источником некоего позитива, например уверенности, для команды в целом.

 Опять-таки, кто с большей вероятностью окажется убедительнее в такой роли – тот, кто по большому счёту ничего не видел, или тот, кто прошёл огни и воды?

* * * 

Мудрейший Гавриил Качалин, самый успешный тренер за всю историю национальной сборной, брал на ЧМ-1970 в роли третьего вратаря 40-летнего Льва Яшина. Тот был на 11 лет старше первого номера Анзора Кавазашвили, а второму, Леониду Шмуцу, и вовсе годился в отцы (разница в 19 лет). К тому же свой последний матч за сборную Яшин провёл за три года до того, летом 1967-го, то есть как игровая единица по большому счету уже не рассматривался. Качалину, у которого сложилась молодая команда, без опыта крупнейших турниров, нужен был человек бывалый, способный помочь партнёрам избежать психологического зажима, – для этого он и привлёк Яшина. 

На следующий чемпионат мира, который в жизни советской сборной случился через 12 лет, Константин Бесков в роли третьего повёз 31-летнего Вячеслава Чанова, который был старше двух других коллег, Рината Дасаева и Виктора Чанова, на шесть и восемь лет соответственно. Та же логика, хотя и чуть в иных декорациях, работала в олимпийских турнирах, где в заявке для вратарей отводилось только два места. 

Тем не менее и Константин Бесков в 1980 году (бронза), и Анатолий Бышовец в 1988-м (золото) на роль дублёров подбирали вратарей зрелых – соответственно Владимира Пильгуя (старше первого номера Рината Дасаева на 9 лет) и Алексея Прудникова (старше Дмитрия Харина на 8 лет). Конечно, имеются и более близкие нам примеры. Допустим, на ЧМ-2014 третьим во вратарской бригаде сборной России был 33-летний Сергей Рыжиков, который на пять и девять лет старше коллег соответственно Игоря Акинфеева и Юрия Лодыгина.

 Случайных кадровых решений бывалый Фабио Капелло старался не принимать. Наконец, на чемпионате мира 2002 года сам Черчесов исполнял роль дядьки-наставника: Олег Романцев взял его, 38-летнего, третьим в компанию к Руслану Нигматуллину и Александру Филимонову, которые на десяток лет моложе. Для нынешнего тренера сборной то был последний большой турнир в двадцатилетней вратарской карьере, где нашлось место двум чемпионатам мира и двум Евро.

 * * *  

Александру Селихову 23 года, к этому дню он отыграл чуть больше полусотни матчей в РФПЛ и 6 в еврокубках, в первую сборную прежде вызывался только раз, на спарринг с «Динамо», но на поле не выходил.  Владимиру Габулову 34 года, на его счету под три сотни игр в чемпионатах России и Бельгии, 35 матчей в еврокубках, 10 матчей в сборной (в том числе против Англии в 2007-м и против Бразилии в 2013-м), присутствие в составе сборной на Евро-2008 и Кубке конфедераций 2017. 

В одном коллективе с Акинфеевым – а комфорт первого номера, как мы помним, при комплектовании вратарской бригады должен быть приоритетом – Селихов никогда не работал, тогда как Габулов провёл несколько лет, сначала в ЦСКА, а потом в сборной. Вряд ли для иллюстрации антитезы с молодостью и опытом можно было подобрать кандидатуры более выразительные, чем обнаружились в свежем списке Черчесова. И абсолютно понятны те резоны, которые заставили тренера не ограничиться молодым Селиховым, чьё имя теперь на слуху, но вызвать ещё и зрелого Габулова, пусть его позиции в «Брюгге» сегодня и пошатнулись. Когда речь идёт о чемпионате мира, два-три удачных или неудачных матча не могут быть аргументом.

 Источник:news.sportbox.ru


Добавить комментарий