Фадеев: Инсаурральде часто заходил в прорубь, ежился и говорил на ломаном русском

Фадеев: Инсаурральде часто заходил в прорубь, ежился и говорил на ломаном русском

05-02-2018

Воспитанник московского футбольного клуба «Спартак» Николай Фадеев в разговоре с корреспондентом РИА Новости Василием Коновым-младшим проанализировал работу с тренерами Унаи Эмери, Муратом Якином и Валерием Карпиным, поведал о взаимоотношениях с партнерами, а также рассказал о ситуации в своей нынешней команде – московском «Торпедо», отметив уникальность Игоря Колыванова.

«Колыванов — первый в моей карьере, кто так уважительно относится к игрокам»

— Николай, сейчас вы выступаете в «Торпедо», где недавно сменилось руководство – вместо Александра Тукманова на пост президента была назначена Елена Еленцева. В команде ощущаются какие-то изменения?

— Действительно, всем известно, что идут изменения. Сейчас на сборах в Крымске нам представили нового исполнительного директора — Алексея Клопоту. Перед отпуском нам представили президента. Сейчас особых изменений нет, но, думаю, что все это постепенно будет происходить. К тому же, на первой встрече с новыми руководителями в том году нам сказали, что как только новое руководство вступит в правление, мы с первого дня ощутим изменения в лучшую сторону. Поэтому уверен: так оно и будет. Но все понимаем: чтобы приступить к изменениям, новым владельцам нужно вникнуть и разобраться со всеми текущими делами. В общем, все по плану идет.

— К сожалению, одна из главных ассоциаций с «Торпедо» — финансовые проблемы. С этим сейчас как?

— Больной вопрос, больная тема. Но у нас при старом руководстве особых проблем не было. Да, по финансам мы не самый богатый клуб, но надо отдать должное, что за то время, что я в команде, с лета, все платилось вовремя. Сейчас не все клубы ФНЛ, а что уж говорить про клубы ПФЛ, могут вовремя платить зарплату игрокам и сотрудникам. Да, я не могу говорить про то, что было раньше. Но сейчас никаких задолженностей и задержек не было. Надеюсь, и не будет. Все мы знаем, какая сейчас тяжелая финансовая ситуация в футбольных клубах — везде есть долги, а кому-то вообще приходится проводить сборы у себя в регионах или обходиться без них. У нас, к счастью, с этим нет проблем: мы провели хороший сбор в Крымске, предстоят два сбора в Турции, где есть все условия для хорошей работы. Поэтому надо отдать должное руководству и тренерскому штабу, которые смогли договориться и организовать сборы в хороших условиях.

— Реален ли выход «Торпедо» в ФНЛ в этом сезоне?

— В перспективе всем бы хотелось, чтобы это произошло. Клуб с таким именем и историей должен быть в элите российского футбола. Сейчас обстоятельства складываются так, что «Арарат» на первом месте, тяжело в этом сезоне это сделать. Но пока есть математические шансы, вся команда будет стараться играть в каждом отдельном матче на победу, чтобы набрать максимальное количество очков за весенний отрезок турнира.

— Возглавляет «Торпедо» Игорь Колыванов, который славится своей работой с молодежью.

— Честно говоря, в моей практике это первый тренер с таким уважительным отношением к команде и игрокам на уровне взрослого профессионального футбола — настолько он борется за команду, ребят, чтобы были все условия у команды. Совершенно точно ему не безразлично, в каких условиях работают его игроки. И это дополнительно мотивирует.
Очень приятно работать с ним и его тренерским штабом. Самое главное – Игорь Владимирович требует играть в футбол, а не бить вперед и бороться. Большой плюс — его европейский опыт как игрока. И это очень чувствуется и отражается в работе с командой.

После года, который я провел в «Химках», он вновь дал мне возможность почувствовать вкус к футболу. И я вновь начал получать удовольствие от любимой игры.

«На тот момент не понимал требований Бушманова»

— У многих ассоциация с Профессиональной футбольной лигой – «бей-беги-поджали», много силовой борьбы…

— У меня у самого после стольких лет, проведенных в структуре «Спартака», были опасения при переходе в ПФЛ, что будет такой футбол. Вторая лига этим славится. Но у нас подобралась команда с техничными ребятами, умеющими играть в другой футбол. Я уверен, что люди, которые приходят на стадион, получают удовлетворение от того, что видят в исполнении нашей команды.

— Вы упомянули о «Спартаке». Тяжело было уходить из команды, в школе которой выросли, а потом еще пять лет были в структуре?

— Я был готов к тому, что в 2016 году уйду из «Спартака». Это нужно было сделать. У меня тогда контракт со «Спартаком» закончился, и так сложились обстоятельства, что я попал в «Химки». Это по многих аспектам был неудачный, тяжелый период. Я не понимал, во что играли «Химки». Даже сейчас мне сложно объяснить и понять требования Олега Стогова, на чем строилась философия его работы.

Мне не удалось понять, как выстроена работа в команде и в клубе. После «Спартака», где каждый занимался своим делом, каждый сотрудник знал свои обязанности и выполнял их профессионально, где все выстроено четко, в «Химках» я этого не увидел. Но, в любом случае, я благодарен этому клубу и особенно генеральному директору (Тажутдину) Качукаеву за этап моей карьеры, который во многих аспектах сделал меня сильнее. А «Химкам» желаю добиваться побед.

— Давайте объективно — шанс заиграть в «Спартаке» был?

— Сложно сказать. Часто сам пытаюсь ответить на этот вопрос. Но раз тренировался с основой – значит, был. Ведь, в принципе, складывалось все неплохо: и в дубле играл, потом в аренде в «Амкаре», потом — «Спартак-2», где у меня было много игрового времени. Но потом на сборах за 5 месяцев до окончания контракта я вообще перестал играть, и когда всем давали игровое время, возможность проявлять себя, я один не выходил на поле. Мне сложно поверить в то, что я так сильно сбавил, что не заслуживал играть даже на сборах. Тем более из отпуска я всегда выходил чуть ли не в лучшей физической форме из всей команды, так как всегда в отпуске занимаюсь и готовлюсь к сборам.

Хочу, чтобы всем было понятно это: не из разряда, что клуб начал меня «мариновать» и не давал возможность играть, нет, это точно не так. Здесь чисто мои личные отношения с Евгением Бушмановым — в силу амбиций и моего сильного характера, обстоятельств и особенностей этого тренера, уделяющего большое внимание психологии. На тот момент мне сложно было понять, что он хотел, были разногласия. Спустя время, повзрослев и став сильнее, мудрее, я могу сказать, что сейчас мне намного понятнее его метод — что он хотел от меня, да и вообще от игроков и команды в целом. Поэтому желаю ему успешной работы с молодежной сборной и выполнения задачи по выходу на чемпионат Европы.

Хотя был период при Унаи Эмери, когда я довольно долго тренировался с основой. Эмери давал возможность проявить себя. При нем я дебютировал за «Спартак» в кубковом матче с белгородским «Салютом». Вот при Эмери были возможности. Как мне кажется, он давал молодежи шанс.

«Опытные игроки, наверное, не могли найти с Эмери общий язык»

— А какие сторонние факторы мешали заиграть?

— На тот момент, как я помню, была большая конкуренция на моих позициях: справа в защите играли Кирилл Комбаров и Сергей Паршивлюк, слева — Дима Комбаров и Женя Макеев.

— Есть мнение, что у Эмери не получалось находить общий язык с футболистами…

— Это больше к опытным игрокам относилось. Они, наверное, не могли найти общий язык. Меня на тот момент это мало касалось. Я дорожил тем, что меня привлекали к основе. Тем более Эмери – человек с именем. Я пытался впитывать все, как губка.

Возможно, он больше внимания уделял легионерам, поскольку — даже в языковом плане — с ними ему контактировать было легче. Всем известно, что у Эмери вся работа построена на коммуникации с футболистами. Поэтому, видимо, и получилось разделение на легионеров и русских.

— А он пытался хоть что-то говорить по-русски?

— Конечно, и даже говорил — простые слова. Я помню, он занимался с преподавателем. Эмери провел слишком мало времени в России, чтобы начать разговаривать на нашем великом и могучем.

— Согласны с тем, что для «Спартака» Эмери оказался неудачной кандидатурой?

— Тут все просто — так сложилось. Это сильный специалист, его результат после «Спартака» говорит сам за себя. Но глупо отрицать, что в «Спартаке» у него не получилось.

«Выход на поле в матче открытия стадиона — самое главное впечатление в карьере»

— После Эмери главным тренером «Спартака» снова стал Валерий Карпин…

— С Карпиным ездил на сбор. Это очень харизматичный тренер. С ним было интересно, мне нравился футбол, который он прививал в «Спартаке». Вспоминается сразу — делали какие-то упражнения, порой бывало, что у кого-то что-то не получалось, так он просил мяч, делал упражнения сам, а потом с искренним удивлением видом спрашивал: «Что сложного?» Очень интересно будет понаблюдать за его работой в «Ростове». Думаю, опыт, полученный в Испании и в Армавире, поможет добиться с «Ростовом» хороших результатов.

— Мурат Якин?

— Меньше всего из тренеров я работал с Якином. По сути, я пересекся с ним лишь во время игры против «Црвены Звезды» на открытии стадиона. И несколько тренировок провел. Так что я мало что могу сказать о Якине. Он остался для меня загадочным тренером. При этом я видел, как он доверял молодым ребятам. Единственное – мне бросилось в глаза, что он был молчалив. В сравнении с Эмери мне Якин показался менее коммуникабельным.

— Если Якин на вас особо не рассчитывал, как же вас выпустили на игру с «Црвеной Звездой»?

— Нам за день объявили о том, кто будет задействован в этой игре. У основы через несколько дней был матч чемпионата. Мы играли по 45 минут. Безусловно, хотелось сыграть. Этот матч войдет в историю. Я был очень рад и в какой-то степени горд выйти на поле. Пожалуй, пока это главное впечатление в моей футбольной карьере: тот антураж, понимание исторического момента…

— За то время, что вы провели в «Спартаке», чья игра понравилась больше всего?

— В школе старались прививать историю клуба, чтить традиции, а также старались растить на таких звездах, как Егор Титов, Дмитрий Аленичев. Когда я был в дубле и начинал в основе, мне нравилась игра Эйдена Макгиди и Рафаэля Кариоки. Кариока вроде и выглядел замкнутым, но на самом деле хорошо общался со всеми. По мне, так он — очень сильный футболист. Кстати, в плане отношения ни про одного футболиста «Спартака» не могу сказать ничего плохого.

Хорошие отношения у меня сложились с Хуаном Инсаурральде. Он постоянно шутил, поддерживал на тренировках. Всегда интересовался, как у меня дела. Могу отметить его из всех иностранцев. Часто видел, как он после тренировок заходил в прорубь с ледяной водой, ежился и говорил на ломаном русском, что ему очень холодно.

«Пример Самедова мотивирует»

— Есть сожаление, что в «Спартаке» так и не заиграли?

— Очень хотелось. Все для этого делал, но на тот период, видимо, был не готов. Ну, кто знает, что в будущем будет.

— Чей пример из «списанных» больше всего мотивирует?

— Есть истории, когда воспитанники возвращаются. Сейчас мы все видим пример Александра Самедова. Это мотивирует.

— А кто из нынешних потенциальных молодых звезд тратит свое время зря? Денис Давыдов?

— Мне кажется, Денис Давыдов уже давно должен был заиграть и проявить себя. Не знаю, что ему мешает, но мне хочется, чтобы он заиграл. Ему сейчас нужно понять — для реализации себя у него идеальные условия.

В «Спартаке» вообще хорошо выстроена вертикаль: лучшая академия, дубль, есть «Спартак-2». Да, в основном составе не так много молодежи, но не забывайте – «Спартак» всегда борется за самые высокие места, это не какая-то команда под выживание, она не довольствуется местом в середине таблицы. Соответственно и конкуренция выше. Кому-то приходится уходить в другие команды, например в аренды. Не всегда молодежь может дать сиюминутный результат.

— В ФНЛ выступает «Спартак-2». Многими этот проект оценивается положительно, но все равно больше 90% игроков уходят из команды даже не в аренду. Это часть бизнеса?

— Бизнес должен приносить доход, но наше поколение, насколько я помню, покинуло команду по завершении контрактов, и мы, соответственно, ушли бесплатно. Мне сложно назвать что-то бизнесом, если нет дохода. Возможно, эту цель преследовали. И я не знаю, как сейчас с этим в «Спартаке-2». Но для футболистов игра там – очень хороший этап в карьере.

— Сейчас поддерживаете общение с кем-то из «Спартака»?

— В основном уже с бывшими партнерами – Дмитрием Каюмовым, Иппэем Синодзукой. А из тех, кто и сейчас играет в «Спартаке-2» – вратарь Владислав Терешкин. Он уже, наверное, старожил «Спартака-2». Общаюсь с Александром Козловым. Именно его фамилия придет сразу на ум при вопросе о лучшем игроке моего возраста. Я его знаю очень хорошо, с 12 лет вместе играем. Из тех ребят, что я видел в дубле до него и после, это самый талантливый футболист.

Источник: rsport.ria.ru



число комментариев:  1

Добавить комментарий