Чемпионы получают всё. Парадоксы еврофутбола: почему даже вылететь из Лиги чемпионов выгоднее, чем выиграть Лигу Европы

Длинными зимними вечерами любители большого европейского футбола с грустью и тоской будут вспоминать матчи Лиги чемпионов.

Ждать не так у и долго: с приходом евровесны приблизится и сама развязка очередного розыгрыша престижного клубного турнира Старого Света. Пока что в уходящем 2017 году команды разбегаются кто-куда: кто-то отправится в плей-офф, кто-то в Лигу Европы, а кому-то придется «сконцентрироваться на внутреннем чемпионате и не распыляться на несколько фронтов». Последнее – универсальная формула ответа на вопросы после вылета из Лиги чемпионов. Российским командам в этом году в некотором роде повезло: сразу четыре клуба могут выйти в финальную часть Лиги Европы.

С одной стороны – это большое достижение, а с другой – слабое утешение. Почему? Не только с точки зрения престижа, но и по финансово-экономическим показателям. Лига чемпионов со временем перестала быть только лишь турниром клубного престижа, а трансформировалась в прекрасную возможность заработать неплохие деньги.

В этом формате Лига чемпионов существует не так уж и давно. Большую часть своей истории (и истории своего предка – Кубка европейских чемпионов) первенство разыгрывалось совсем по другим правилам. А многие ли помнят о том, с чего все начиналось в середине 20 века? Пожалуй, самое время разобраться в истории Лиги чемпионов и ее эволюции от наивного «турнира за престиж» в глобальную машину по заработку денег футбольными клубами.

Задолго до рождения

Кубок европейских чемпионов не был первым международным клубным турниром. Почти за сто лет до его появления уже проходили соревнования, отдаленно напоминавшие футбольное первенство среди команд из разных стран. Выглядело, конечно, это комично – как раз в духе своего времени. В 1887 году в Австро-Венгерской империи разыгрывали «Кубок вызова». В турнире могли принимать участие только лучшие представители своей нации. Естественно, чаще всего победу там праздновали австрийские команды. Спустя 40 лет по мотивам этого весьма популярного соревнования был учрежден более массовый турнир – Кубок Митропы. В список участников входили уже не только австрийцы и венгры, но и чехи, и даже итальянцы. Первым победителем стала пражская «Спарта». Турнир имел успех, поэтому организаторы стали приглашать клубы из Швецарии, Румынии и Югославии. Планы были нарушены назревавшей Второй мировой войной. Все началось с аншлюса Австрии – турнир потерял участников этой страны. А в 1940 году венгерский «Ференцварош» так и не сыграл свой финальный матч против румынского «Рапида». Венгрия оккупировала часть Румынии и было уже не до футбола. Кубок Митропы начали проводить вновь в 1955 году и разыгрывали вплоть до 1992 года! Но на фоне развития более популярных и массовых европейских первенств его авторитет угасал, пока не исчез вовсе.

Липтон: человек, кубок и чай

На самом деле, первым по-настоящему международным клубным турниром стал Кубок вызова сэра Томаса Липтона. Нетрудно догадаться, что инициатором создания турнира был магнат Томас Липтон, который до глубины души любил футбол. Сначала он учредил кубковый матч между сборными Аргентины и Уругвая. А в 1909 году яхтсмен учредил футбольный турнир в Турине с участием клубов из Германии, Италии, Великобритании и Швейцарии. Английский «Вест Окленд» стал победителем первого в истории соревнования, а спустя два года защитил свой титул. По задумке сэра Томаса Липтона, команда, выигрывавшая трофей дважды, забирала кубок себе на вечное хранение. «Вест Окленду» в этом отношении не очень повезло. Кубок вплоть до 1994 года бережно хранился на полочке офиса команды, но был украден неизвестными. Да, кстати, именно сэр Томас Липтон создал известный во всем мире бренд чая под своей фамилией.

Отец Кубка европейских чемпионов

В 1930 году швейцарский «Серветт» выступил с инициативой сразиться с лучшими командами из других стран. Был брошен клич, на который откликнулись сразу десять команд. Турнир получил название Кубок наций, а первым триумфатором стал венгерский «Уйпешт». Увидеть своими глазами лучшие команды европейских стран, играющие по системе «на выбывание» — что могло быть интереснее для неискушенного большими соревнованиями зрителя первой трети 20 века? Турнир произвел настоящий фурор, зрители и участники были в полном восторге. К сожалению или к счастью, Кубок наций удалось разыграть лишь однажды. Слишком дорогим удовольствием оказался такой формат и приглашение участников. Хотя были, конечно, и недовольные. Чемпиона Англии «Шеффилд Уэнсдей» не пригласили вовсе из-за выхода страны из состава ФИФА, «Бенфика» играть отказалась. А в составе «Болоньи» и «Реала Униона» на поле оказались футболисты, которые вообще не были заявлены за команды. И все же, именно Кубок наций считается прародителем Кубка европейских чемпионов по футболу. Несмотря даже не то, что прямого отношения к появлению будущего турнира не имел.

В споре рождается истина

Пожалуй, для появления на свет Кубка европейских чемпионов эта крылатая фраза подходит как нельзя лучше. Все началось еще в 1953 году, когда лондонский «Арсенал» принимал в родных стенах чемпиона Испании «Барселону». «Канониры» одержали уверенную победу, а местная пресса поспешила вознести своих соотечественников до небес. «Арсенал» был признан чемпионом мира. Какое же негодование вызвали такие смелые заявления у Габриэля Ано! Бывший футболист сборной Франции, корифей спортивной журналистики и редактор французского журнала L’Equipe возмутился не на шутку. Ано недвусмысленно стал намекать на целесообразность создания полноформатного турнира между лучшими клубами Европы. Но предложить журналисту было на тот момент нечего. Вместе со своим коллегой Жаком Ферраном они к концу 1954 года сформировали в своих светлых головах примерный облик будущего первенства. Жак Ферран был ценным помощником – он своими глазами видел, как в Южной Америке работает подобная система. Еще в 1948 году там провели одноразовый Южноамериканский чемпионат чемпионов.

Габриэль Ано ждал случая, чтобы поделиться своими мыслями, и он, наконец, представился. В 1954 году английский «Вулверхэмптон» в серии товарищеских матчей обыграл московский «Спартак» со счетом 4:0 и будапештский «Гонвед» 3:2. Обе команды считались на тот момент одними из лучших в мире, поэтому английская пресса в очередной раз присвоила титул «лучших в мире» своему клубу. Тут уже Габриэль Ано не выдержал и 14 декабря 1954 года задал резонный и исторический вопрос: «А как бы сыграл «Вулверхэмптон» в Москве и Будапеште?». В присущей себе манере редактор L’Equipe предложил не разбрасываться словами, а провести честный и объективный международный клубный турнир, чтобы каждый год определять лучшую команду Старого Света.

Даже «авторитетам» иногда нужна помощь

Габриэль Ано был не просто спортивным журналистом и футболистом сборной Франции. Ему довелось даже выводить команду с капитанской повязкой и в 12 матчах трижды поразить ворота соперников. Карьера Ано – футболиста прервалась из-за авиакатастрофы. Выбрав путь спортивного журналиста, Габриэль через некоторое время стал редактором L’Equipe – пожалуй, лучшего и авторитетного французского спортивного журнала.

Но для проведения такого престижного международного футбольного турнира одного авторитета Ано и его издания было все же маловато. Как бы ни старался L’Equipe, но кубок чемпионов требовал огромных затрат, а инвесторы не горели желанием вкладывать деньги в кота в мешке. Волею судеб Габриэль Ано в нужное время и в нужном месте встретился со своим давним знакомым – Стэнли Роузом. Роуз на тот момент возглавлял Английскую федерацию футбола.

«Под эгидой вашего журнала никто вам не разрешит проводить такой турнир. Попробуйте использовать УЕФА», — по-дружески посоветовал английский футбольный чиновник. Габриэль Ано послушался и не прогадал.

УЕФА, которая была основана в 1954 году, быстренько взяла на вооружение блестящую идею и заработала немало выигрышных очков, поддержав издание Габриэля Ано. К большому делу сразу же подключили ФИФА, чьи чиновники постановили: турниру быть, УЕФА – организовать, национальным ассоциациям – поддержать клубы-участники.

Как вы судно назовете, так оно и…

На момент создания нового Кубка у него не было официального названия. Да и вообще «младенец» мог вовсе не родиться. Тогда президентом ФИФА значился немец Рудольф Селдрейерс, а генеральным секретарем УЕФА Анри Делоне. Оба чиновника выступали против появления нового турнира. У Делоне были на этот счет свои причины: функционер долгое время вынашивал идею создания первенства между европейскими сборными и боялся, что новое детище помешает реализации задумки. На первом Конгрессе УЕФА Делоне был единственным, кто проголосовал против турнира, и был вынужден капитулировать.

Что касается названия, то многие предлагали именовать соревнование в честь мистера Селдрейерса – Европейский кубок Селдрейерса. Звучит, неправда ли? Но президент ФИФА отказался от этой идеи по неведомым причинам.

Да кому вообще нужен такой турнир?

И все же УЕФА поступила мудро, предоставив возможность именно L’Equipe решать, как проводить первый турнир. Габриэль Ано решил, что сначала лучше приглашать не чемпионов стран, а просто наиболее популярные клубы. Все 16 участников дебютного первенства единогласно поддержали такой регламент соревнования. (Надо признать, что существует и другая версия: европейские футбольные ассоциации сами решили не отправлять на Кубок европейских чемпионов победителей своих национальных чемпионатов – лишь немногие верили в успех новой затеи). Получилось, что из 16 клубов только семь были настоящими чемпионами. От Швейцарии приехал все тот же «Серветт», занявший лишь шестое место в своем чемпионате. Польшу представил обладатель Кубка – «Гвардия». Зачем-то приехали далеко не лидеры «Хиберниан» и «Партизан» из Шотландии и Югославии соответственно.

Среди участников турнира затесался клуб «Саарбрюккен», завершивший национальный турнир на пятом месте. Интересно, что в качестве «родной страны» команды выступал Саар. Что это такое? После Второй мировой войны под протекторат Франции попала небольшая территория, которая была преобразована в отдельное государство под экзотическим названием Саар. Эта маленькая страна даже числится в списке основателей УЕФА. Но к 1 января 1957 статус отдельного государства Саар утратил.

И все же УЕФА поступила мудро, предоставив возможность именно L’Equipe решать, как проводить первый турнир. Габриэль Ано решил, что сначала лучше приглашать не чемпионов стран, а просто наиболее популярные клубы. Все 16 участников дебютного первенства единогласно поддержали такой регламент соревнования. (Надо признать, что существует и другая версия: европейские футбольные ассоциации сами решили не отправлять на Кубок европейских чемпионов победителей своих национальных чемпионатов – лишь немногие верили в успех новой затеи). Получилось, что из 16 клубов только семь были настоящими чемпионами. От Швейцарии приехал все тот же «Серветт», занявший лишь шестое место в своем чемпионате. Польшу представил обладатель Кубка – «Гвардия». Зачем-то приехали далеко не лидеры «Хиберниан» и «Партизан» из Шотландии и Югославии соответственно.

Среди участников турнира затесался клуб «Саарбрюккен», завершивший национальный турнир на пятом месте. Интересно, что в качестве «родной страны» команды выступал Саар. Что это такое? После Второй мировой войны под протекторат Франции попала небольшая территория, которая была преобразована в отдельное государство под экзотическим названием Саар. Эта маленькая страна даже числится в списке основателей УЕФА. Но к 1 января 1957 статус отдельного государства Саар утратил.

От голого престижа до ключевой ставки

С течением времени участвовать в Кубке европейских чемпионов, а затем и в Лиге чемпионов стало не только престижно, но и очень выгодно. Только за выход в групповую стадию турнира команда получает приятные вознаграждения, что уж тогда говорить о завоевании трофея?

На данный момент в одном котле варятся три европейских турнира: Лига чемпионов, Лига Европы и Суперкубок УЕФА. Вся троица проводится под эгидой УЕФА и имеет общий доход. Но распределение финансов между каждым из «детей» происходит по специальной формуле. И кто бы что ни говорил, мол, Лига Европы не менее престижна, чем Лига чемпионов, но уровень доходов команд говорит о другом. Временно отбрасываем Суперкубок УЕФА и остановимся на двух оставшихся турнирах.

Главное, что нужно знать об отношении УЕФА к этим турнирам – коэффициент 3,3 к 1. Именно так футбольные чиновники оценивают разницу в престиже между Лигой Европы и Лигой чемпионов. И именно в такой пропорции между ними делятся доходы, большая часть которых достается Лиге чемпионов.

О вычетах и не только

Чтобы рассчитать, сколько получит та или иная Лига, необходимо основательно «обрезать» общих доход УЕФА от трех турниров. На самом деле, «общак» очень сильно худеет, пока добирается до этапа распределения между клубами. Валовый доход от Лиги чемпионов, Лиги Европы и Суперкубка УЕФА в этом году составит примерно 2,35 миллиарда евро. Итак, берем в руки виртуальные ножницы и начинаем резать сумму.

8,5% на выплаты «солидарности» футбольным ассоциациям, входящим в УЕФА
12% на административные и организационные расходы
8% от оставшейся суммы – на нужды европейского футбола

В сухом остатке остается примерно 1,72 миллиарда евро. Вот эти деньги из общего фонда трех турниров уже пойдут непосредственно клубам-участникам.
Нельзя забывать и о так называемом «маркетинговом пуле». Здесь тоже действует определенная пропорция для команд Лиги чемпионов и Лиги Европы. В «пуле» содержатся около 500 млн евро, которые будут распределены между клубами-участниками в пропорции 60 на 40. Естественно, в пользу Лиги чемпионов. Каждый клуб получает «прибавку» из пула также по определенной схеме – в зависимости от итогового места в чемпионате страны в предыдущем сезоне, позиции сборной в рейтинге УЕФА, числа клубов из федерации в турнире, количестве матчей в Лиге чемпионов и, конечно, успешности телевизионного рынка страны.

Каждому – свое

Итак, что же ждет клуб, пробившийся в групповой этап Лиги чемпионов? В первую очередь единовременная фиксированная выплата в бюджет в размере 12,7 миллиона евро. Проще говоря, тот же московский «Спартак» мог сразу вписывать эту сумму в графу доходов, завоевал первое место в РФПЛ.

Каждая победа на групповой стадии приносит дополнительно 1,5 млн евро, а ничья – 500 тысяч евро. За выход в стадию плей-офф команда получит сразу 6 млн евро, в четвертьфинал – плюс еще 6,5 млн, в полуфинал – 7,5 млн евро. Победителю Лиги чемпионов достанется 15,5 млн евро, а финалисту-неудачнику – 11 млн евро.

Стоит упомянуть, что даже те, кто не попал в групповую стадию Лиги чемпионов получают солидарную выплату в размере 260 тысяч евро, а также прогрессивный бонус за каждый из отборочных раундов.

Получается, что московский «Спартак», без учета последнего матча против «Ливерпуля» и маркетингового пула уже заработал 15,2 млн евро, а цска, без учета последней игры против «Манчестер Юнайтед» и маркетингового пула – 17,2 млн евро.

Чем на это может ответить Лига Европы?

Как можно догадаться, у «младшей сестры» доходы куда ниже. Каждый из 48 клубов автоматом получает по 2,6 млн евро за участие. За победу в групповом этапе дают 360 тысяч, а за ничью всего 120 тысяч евро. Победителю группы полагается дополнительно 600 тысяч евро, а занявший второе место – 300 тысяч евро.

Далее идет стадия плей-офф. Тут тоже все гораздо беднее. За 1/16 финала выдают по 500 тысяч евро, за 1/8 – 750 тысяч евро на брата. Четвертьфинал «стоит» 1 млн евро, а полуфинал – 1,6 млн евро. Финалисту «светит» — 3,5 млн евро, а победителю Лиги Европы – дополнительные 6,5 млн евро.

Маркетинговый пул тут меньше – всего 160 тысяч евро. Неохотно смотрят этот турнир и ничего с этим не поделаешь… Конечно, есть выплаты солидарности, как и в Лиге чемпионов, но суммы там совсем небольшие и глобальной финансовой системе футбола особой роли не играют.

Парадоксальный вывод о выгоде

Если представить, что какой-то клуб выигрывает Лигу Европы с максимальными показателями успешности на всех стадиях, то зарабатывает 15,71 млн евро – без учета доли в маркетинговом пуле.

Из «доказанного выше» следует, что московский «Спартак» за пять матчей в Лиге чемпионов с тремя ничьими и лишь одной победой заработал практически такую же сумму! О каком финансовом престиже может идти речь в Лиге Европы? Стать лучшим среди 48 команд, образно говоря, равно третьему месту в группе Лиги чемпионов, шестью очкам в активе и реальной перспективе вылететь из турнира. В случае с цска, три победы в группе Лиги чемпионов – дороже, чем трофей Лиги Европы. С финансовой точки зрения.

Соответственно, и вылет из групповой стадии Лиги чемпионов домой или в Лигу Европы – слабое финансовое утешение для любой команды. Так что тут уж палка о двух концах. С одной стороны, борьба за титул продолжается, а с другой – заработок в разы уменьшается. Лига чемпионов была и остается самым финансово благополучным международным клубным турниром в Европе. А где деньги, там и престиж.

Возвращаясь к нашим…

Немного поскучаем зимой и вернемся к просмотру Лиги чемпионов с участием других команд. Ведь по сути, песенка наших двух грандов цска и «Спартака» в этом турнире уже спета. Максимум, на что можно рассчитывать, — продолжение борьбы в Лиге Европы. Кроме «Локомотива» уже все решили с этим свой вопрос. Хотя, думается, что и «железнодорожники» продолжать европейскую кампанию весной. Хочется верить, что российские команды будут и спустя три месяца на таком же хорошем ходу, как и сейчас.

Как тут не задать логичный вопрос: помог ли в этом переход нашего чемпионата на систему «осень-весна»? Если и поспособствовал, то совсем незначительно. Можно долго расплываться в причинах и следствиях, а можно просто взглянуть на цифры. В сезонах 2004/2005 и 2005/2006 наши команды завоевали для России коэффициент в 10,000. В прошлом сезоне – лишь 9,2. В то же время, двумя годами ранее можно было наблюдать рекордный цифры 11,500 балла. Вот и вся наука. Количество заработанных очков «прыгает» от года к году и никакого весомого эффекта «осень-весна» на выступление наших клубов все же не имеет. Как было все не очень успешно в главном европейском клубном турнире – Лиге Чемпионов – так и осталось. Поэтому, по большому счету, ни хлеба нам многомилионного, ни зрелищ. Только «малышка» Лига Европы.

Добавить комментарий