Георгий Джикия: «Своих нельзя давать в обиду»

Защитник «Спартака» дал интервью пресс-службе красно-белых.

— В этом сезоне у вас очень плотный график. Успеваете отдыхать?

— Да, стараюсь использовать все свободное время. Каждый час отдыха важен. Недавно вернулся из сборной, в тот же день поехал на тренировку к младшему брату. Он занимается в школе с этого года. Первый раз был у него на занятии.

— Ну и как?

— Задатки есть, техника тоже. Посмотрим, что из него получится. Если что, сразу же в «Спартак»! Но на меня брат не похож. Из своих сверстников он один из самых маленьких. Он игрок линии атаки. В тот день сумасшедший гол забил! Я был в шоке. Жаль, не удалось заснять. Действовал в лучших традициях английского стиля. Мяч был в воздухе. Брат решил принять его на левую ногу, мяч быстро опустился вниз. И он правой пробил между ног вратарю. Я был впечатлен.

— Рассказываете ему, как можно дебютировать в Премьер-Лиге и через два года стать чемпионом России?

— Как он захочет, так пускай и будет. Я через все сам прошел. Подсказать и быть примером — да, с удовольствием. Брат задает много вопросов про «Спартак», про Лигу чемпионов. Разговариваем с ним. Ему это интересно. Он иногда даже «пихает» мне. Говорю ему: «Еще тебя здесь не хватало. Иди давай…» (Смеется.) Часто, кстати, обсуждаем те же стычки на поле. Мне приятно, что он спрашивает. Ходит на игры постоянно. Говорю ему, что если будет стараться, тренироваться, то, возможно, повторит мою судьбу. А ведь история, которая произошла со мной, сказочная.

Знаете, не устану повторять: когда просыпаешься утром и знаешь, что у тебя сегодня игра с Аргентиной, Испанией или встреча Лиги чемпионов, — это прекрасные эмоции, которые желаю ощутить каждому футболисту.

— А по поводу конфликтов на поле брат волнуется?

— Спросил меня про стычку в игре с «Уфой» (толкались в центре поля): что там случилось? Ответил: ничего, это нормально. Своих в обиду нельзя давать. Всегда стараюсь поступать на поле справедливо. Если вижу, что кто-то чего-то хочет от моего партнера, первым приду на помощь. Да, возможно, получу желтую, но заступлюсь.

Если бы в футболе, как в хоккее, давали за каждую стычку две минуты штрафа, я, вероятно, отдыхал бы в игре минут десять точно. (Улыбается.) Вот недавно мне аукнулось: не смог в свой день рождения сыграть с «Марибором» из-за перебора карточек. Жаль, конечно. Хотелось бы все игры в Лиге чемпионов провести.

* * * 

— Тот сверхлимитный «горчичник» вы получили в гостевой игре с «Севильей»…

— Наверное, это был самый сложный матч сезона. Отвратительная аура. Испанцы все для этого сделали. К тому же не пустили на игру наших болельщиков. Мы, конечно, видели на стадионе спартаковских поклонников. Но их было очень мало. А играть без наших болельщиков — это совсем не то.

Хотя такие матчи, как с испанцами, меня по-спортивному заводят. Если игра спокойная — это скорее давит. Когда ты всю встречу просто взламываешь, взламываешь, взламываешь оборону соперников…

— В таком ключе, например, играет ваша бывшая команда «Амкар».

— Да, не будем скрывать. В Москве мы сыграли с пермяками вничью — 0:0. У них, кстати, были прекрасные контратаки, которыми они не воспользовались. Но в целом мы весь матч доминировали и пытались взломать оборону соперников.

— С Гаджиевым после матча с «Амкаром» общались?

— Да. Он шел на пресс-конференцию, а я как раз направлялся в раздевалку к пермякам. Говорю: «Муслимыч, можно, зайду к вам?..» Гаджиев: «Конечно! Чего ты спрашиваешь!» В игре был момент — я толкнул Брайна Идову, он просто мешался мне. Муслимыч запомнил: «Джикия, ты почему моих барбосов бьешь?!» Это его любимое слово — барбосы. Отвечаю: «Так Брайна же можно…» Он согласился: «Ну да, его можно…» И я пошел к ребятам в раздевалку. Провел там минут 15. «Амкар» — это один из самых важных этапов в моей карьере. Играл за него полтора года. Благодарен всем за каждый проведенный там день.

— В октябре вы встречались со «Спартаком» из Нальчика в Кубке России. Тоже не чужая для вас команда.

— В Нальчике был четыре месяца. Тоже важный опыт для меня — первый в ФНЛ. Нам было что вспомнить. Посмеялись и взгрустнули чуть-чуть.

— Почему?

— Потому что эта команда не заслуживала такой судьбы: клуб с историей, хорошо выступал в Премьер-Лиге… И потом раз — и резко опустился в ПФЛ.

— Если выбирать — Пермь, Нальчик или Дзержинск? Вам довелось играть во всех этих городах…

— Москва, Балашиха. На самом деле ко всем городам с уважением отношусь. Просто чем дальше от Москвы, тем условия хуже. Хотя, например, в Нальчике мне очень нравился парк рядом со стадионом. Красивое место. И есть где перекусить. Всем советую посетить.

— Почему выбрали для себя Балашиху?

— У меня все родственники там обосновались. Там все родное. Посоветовал бы там места, есть неплохие. Однако это уже будет реклама. А мне за нее не платят. Поверьте, один день из жизни можно выделить на Балашиху каждому человеку. Но не больше. (Улыбается.)

Сейчас город облагораживают. Делают к чемпионату мира хорошую дорогу. Знаю это, потому что недавно там произошло небольшое ДТП с моим участием. Но ничего страшного.

— Что случилось?

— Не заделали колодец на проезжей части. Но через неделю уже дорога была ровной. После того как сделали замечание… Через Дениса Глушакова решил этот вопрос. У него связи хорошие.

— Машина в порядке?

— Да. Просто пришлось поменять несколько шин. Была вырезана часть дороги. А колодец остался. И я решил по нему проехать. На самом деле просто не видел его. Был занят в машине другими делами — переключал музыку. (Улыбается.) Зато теперь езжу спокойно на зимней резине. А то все не хватало времени поменять. Думаю, это ДТП стало знаком. Сто процентов!

— Верите в знаки?

— Да. Уверен: все происходит не случайно. Если поступать правильно, то рано или поздно найдешь ту самую «лестницу», по которой пойдешь наверх. Главное — плохого не совершать.

— На ступеньку своей лестницы вступили, когда играли в Дзержинске?

— Всегда переходил в команду рангом выше. Был во второй лиге — перешел в первую, в «Спартак-Нальчик». Когда он завершил свое выступление в ФНЛ, перебрался в дзержинский «Химик». Провел там сезон и оказался в «Амкаре», который выступает в Премьер-Лиге. Ну а из пермского клуба, как вы знаете, попал в «Спартак». У меня всегда была цель — играть в лучшей команде. И сейчас я в ней играю.

— Вы недавно подписали со «Спартаком» новый контракт.

— Чему очень рад. С первой же тренировки в «Спартаке» чувствовал, что это мой коллектив, моя команда. Сейчас все в наших руках и ногах. Выложимся полностью, чтобы добиться успеха. Оставшиеся в ноябре и декабре игры очень важны. Да, в следующем году будут еще матчи. Но сейчас играем с «Зенитом», ЦСКА, «Ливерпулем»… И тульский «Арсенал» нельзя сбрасывать со счетов. Нам нужно набрать как можно больше очков. Уже в понедельник встречаемся с «Зенитом». Думаю, если каждый в матче будет заниматься своим делом и отдаст на поле все силы, то сумеем победить. Сто процентов!

* * * 

— Джикия в футболе и жизни — разные люди?

— Да. Мне часто говорят, что в жизни я другой. В футболе — по-спортивному злой, жесткий. А вне его — спокойный. Был случай: после игры сразу поехал в Балашиху, зашел к ребятам, с которыми в школе вместе учились. Они сидели в кафе. Говорят мне: «Ты 30 минут назад на арене выступал, сейчас — здесь с нами сидишь. Там бегал, орал. А здесь что с тобой? Сидишь как не знаю кто…» Отвечаю: «Ничего, просто устал».

— Что может вывести вас из себя? Представим: стоите в очереди два часа. Начнете злиться?

— Нет. Нормально к этому отношусь. Это, можно сказать, закон жизни — в очереди свое отстоять и дождаться, когда тебя позовут. В том же банке бабульки пока уточнят все вопросы, до тебя очередь дойдет, когда уже спать пора, когда все закрывается. Но веду себя спокойно, никогда не рвусь вперед.

— Применяли хоть раз футбольные навыки в жизни?

— В детстве однажды. Соседская кошка во дворе на дерево залезла, мы ее мячом пугали, чтобы она спустилась. И, знаете, помогло. Правда, в детстве с прицелом плохо было. (Улыбается.) Нет, конечно, в кошку мы не попали. Задача была согнать ее, помочь хозяину забрать животное домой. И у нас получилось.

* * *


— Как вы провели свой 24-й день рождения?

— Встречались с Джано: договорились с ним заранее, что пообедаем и потом поедем на игру — поддержать ребят.

— Понятно, что сейчас для вас подарки, вероятно, уже не так важны. А в детстве?

— Футбольный мяч всегда был, велосипед — тоже. Все самое необходимое в детстве у меня имелось. Правда, времени кататься на велосипеде практически не было. Когда все ребята выходили гулять, проходил мимо них на маршрутку и ехал на тренировку. Иногда вздыхал: во дворе ведь всегда было интересно. А я все пропускал. Ну, ничего. Зато сейчас мне интересно. Еще помню, как родители подарили мне первые бутсы. Гуталинчиком их мазал, следил за ними — как положено. Дорожил.

— Ваш путь к успеху был непростым?

— Самый трудный и запоминающийся период в карьере — когда у меня не было документов. Не мог поехать с командой на сборы за границу. Мне было 14 лет. Играл в «Локомотиве». В свидетельстве о рождении у меня стояло: «Город Москва». И все думали, что у меня есть документы. А когда сказали, что нужно принести паспорт, я ничего, кроме себя, не мог принести.

— Почему?

— Родители переехали из Сухуми в Москву, когда в Абхазии началась война. Они были без документов, без ничего. Кочевали, кочевали — и обосновались в Балашихе. Всё ждали, смогут вернуться домой или нет. В итоге остались здесь.

Тренер всячески защищал меня, просил, чтобы мне разрешили тренироваться, но тоже был бессилен: как вести отчетность, если нет документов?.. Я не занимался из-за этого около года в общей сложности. Потом приехал с паспортом. И было такое ощущение, что пропустил всего два дня из-за болезни. Чувствовал себя отлично.

* * *


— Недавно наблюдали картину, как вы перед матчем Лиги чемпионов в подтрибунном помещении трогательно общались с детьми, которые выводят игроков на поле… Когда говорите с ними, себя в детстве вспоминаете?

— Всегда спрашиваю их: «С кем хотите выйти на игру?» Они сообщают свои пожелания. И если есть возможность быстро поменяться с игроками местом, мы это делаем. Чтобы ребята выходили на поле именно с теми, с кем они хотят. Помню, перед домашним матчем с «Севильей» ребенок в потрибунке подарил мне монету. Рядом с ней была записка: «С наилучшими пожеланиями Георгию Джикии. Здоровья и успехов». Мы выходили на игру — и я не знал, куда ее деть. Положил в гетру. Целый матч с ней бегал.

— Пусть эта монетка теперь поможет в игре с «Зенитом».

— Хорошо бы. У меня есть еще одна интересная история. Когда мы играли дома с «Уфой», зашли до матча в раздевалку. На моем месте лежал листок А4, на нем ребенок изобразил меня. У этого малыша в тот день был день рождения — 7 лет. Он сидел на трибуне С. Я попросил, чтобы его нашли. Но не получилось, была суета, очень много людей. Хотел подарить ему майку. Был очень рад, что именно у меня лежал этот рисунок. От ребенка — это точно искренний подарок, сделанный от души. Если его родители прочитают интервью, хочу сказать огромное спасибо за трогательный рисунок и внимание.

Источник: spartak.com

Добавить комментарий