О принятии решений и необходимости игрока типажа Луана

Приветствую всех поклонников «Спартака». Меня зовут Игорь. Я работаю аналитиком в компании InStat и на основании статистических данных нашей компании анализирую игровую и тактическую составляющую клубов-клиентов.

Это мой первый пост на этом ресурсе. В своих заметках я не буду загружать читателя какой-то глубокомысленной тактико-аналитической информацией и цифрами. Я хотел бы просто делиться некоторыми мыслями, которые возникают у меня при просмотре матчей «Спартака». Возможно, кому-то это будет интересным, а кто-то обнаружит в них совпадение со своими.

Вчера «Спартак» одержал победу над «Уфой», которая объединила в себе сразу несколько знаковых событий. Первое — красно-белые наконец-то обыграли на своем поле неуступчивых башкиров. Второе — «Спартак» впервые в сезоне одержал волевую победу (если не брать в расчет игру с командой ПФЛ на Кубок). И важно — команда не пропустила в последние 15 минут гол, меняющий результат, а забила, упрочив свое лидерство в матче. Наконец, третье — в первый раз после травмы в основном составе вышел важный игрок для атаки команды — Зе Луиш.

Для меня «возвращение блудного сына» — символ начала возвращения «Спартака» к тому виду, который команда имела в свой лучший период. Осталось дождаться Зобнина, чтобы совпасть с чемпионским оригиналом.

Всегда считал Зе Луиша системным игроком в построениях Карреры. Массимо создал гибкую систему, которая мне временами напоминает романцевский «Спартак». Это максимально подвижная средняя линия, где многие полузащитники не привязаны к позициям и хаотично двигаются вокруг конкретной осевой фигуры.

Я не помню у романцевского «Спартака» нападающего-бомбардира. Когда феерил Бесчастных, я был слишком мал, а когда увлекся футболом и красно-белыми — запоминались голы Цымбаларя, Кечинова, Тихонова, Титова и т.д. И не один из них не был профильным нападающим. Да и профильные форварды в той системе не были ключевыми фигурами завершения атак. Комбинационного процесса — да, но не завершения. Поэтому вполне себе прижился, к примеру, игрок тонких бомбардирских качеств (ирония) Ширко. Безалаберный при завершении, но очень полезный для командной игры.

Нечто похожее происходит в «Спартаке» Карреры. Главный бомбардир — не профильный нападающий. А центральные форварды забивают столько же, сколько Глушаков и прочие Мельгарехо.

В системе Карреры центральный нападающий — это ось, вокруг которой творится хаос. В мини-футболе такую роль называют pivot. Обычно нападающие с такой функцией физически крепкие, уверенно удерживающие мяч и позволяющие творческим и техничным футболистам свободно действовать на площадке, опираясь на эти качества партнера.

Зе Луиш — тот самый pivot в «Спартаке». Он очень эффективен в игре на последней трети. Вспоминая яркие матчи — это пас пяткой в чемпионском сезоне в матче с «Анжи», когда защита соперника осталась не удел, и Джано вышел 1 на 1 с вратарем. Это стянутые на себя защитники «Ростова» в матче в Москве в прошлом сезоне, когда оперативный простор получил Глушаков. Это и комбинация через него в матче с «Арсеналом» в этом сезоне, когда он в глубине поля стянул обороняющихся на себя и вывел на оперативный простор Пашалича и Промеса. И т.д., и т.п.

Когда Зе Луиш на поле, «Спартак» способен играть очень не предсказуемо перед штрафной площадкой, опираясь на него. Он и силовой заслон создаст, и в касание подыграет, и дриблингом защитника в сторону уведет. Был период, когда Зе и вовсе лидировал в команде по обостряющим и острым передачам. Он лишал команду необходимости нуждаться в плеймейкере или ярком созидательном игроке. Игроке с выдумкой. С ним на поле и придумывать ничего не надо было — можно было спасовать, «опереться» и подстроиться под ответный пас. 1-2 касания, вывод на 3го — и вот он ударный момент.

Отсутствие Зе Луиша пришлось на самый сложный для «Спартака» период под руководством Массимо Карреры. В период смуты тренерский штаб экспериментировал со схемами, связками, и даже стилем игры. Была серия игр, где команда отказывалась от присущей ей комбинационной игры — играла попроще и делала ставку на прямолинейность. В таком стиле был обыгран «Рубин», где команда комбинационному перемещению мяча предпочитала постоянные забросы вперед в расчете на то, что Промес или Адриано убегут в отрыв. В таком стиле команда играла с «Тосно» — постоянные забросы от Джикии или Таски из глубины в расчете на рывки Адриано, Роши и позже Промеса. Это был далеко не чемпионский состав. По системе игры — и близко не похожий.

Как вижу — именно в тот момент происходила настоящая адаптация Адриано в коллективе. Одно дело приходить в играющую команду, и просто завершать моменты которые она создает, другое — находиться в команде, у которой проблемы, и требуется собственное переформатирование.

Адриано адаптировался долго. Это, как и плачевные результаты, вероятно было толчком в некоторых играх упрощать. Но наконец-то в какой-то момент адаптация завершилась. Он стал сильно напоминать Зе Луиша по манере — отходить глубоко, играть между линиями, бороться за мяч перед штрафной, в середине поля, на флангах, прессинговать, догонять уходящих в отрыв соперников…

Свои лучшие игры Адриано провел с «Ахматом» и «Севильей» в Москве именно в такой манере. Чтобы так заиграть, ему потребовалось больше месяца. И славно, что адаптация завершилась именно к тому моменту, когда Зе Луиш вышел на финальный круг восстановления. Добившись универсализма от Адриано в дополнение к Зе Луишу команда имеет возможность стать еще более гибкой, чем она была.

Да, вчера с «Уфой» «Спартак» не радовал комбинационной игрой через центр, а Зе Луиш в центре нападения провел не самый яркий матч. Не самый яркий — не значит не достойный. Он привычно выиграл уйму единоборств, хорошо цеплялся, и добавил вариативности для подач с фланга — за счет своей прыгучести превращая даже не удобные навесные передачи в момент для удара или скидки партнеру.

Но говорить о том, что команда не комбинировала через центр или полу-фланги, дабы проникнуть в штрафную пасом не правильно. Комбинаций было много. С этим никаких проблем. Вообще субъективно считаю, что по умению создавать пространство перед штрафной площадкой для обострения — «Спартак» если не лучшая, то одна из лучших команд в РФПЛ. В сравнении с тем же «Краснодаром», который активнее всех играет центром — ставка «Спартака» именно на создание коридоров для проникновения, а не на перенасыщение зоны перед штрафной большим числом игроков, как у «Краснодара».

Но проблемы «Спартака» на чужой трети стабильны. Это в первую очередь принимаемые решения, во вторую — исполнение пасов при ускорении игры. При проникновении в последнюю треть «Спартак» — без проблем, но вот финал… Не даром, средняя дистанция голов у «Спартака» по данным InStat самая дальняя (11.8 метров до ворот). Те же «Зенит», «Краснодар», «Локо» забивают на 3-5 метров ближе к воротам. А у красно-белых часто продуманное проникновение заканчивается не продуманным ударом. «Коллективный «Витиньо» + Промес.

Хотя по создаваемым голевым моментам в сезоне «Спартак» все равно лидер по xG — почти вровень с «Зенитом» и больше, чем у «Краснодара». «Зенит» создал голевых моментов в сезоне на коэффициент 23.57, «Спартак» — 23.56, «Краснодар» — 21.91 по статистике сайта understat. Т.е., даже с тем, что у «Спартака» есть проблемы решения и исполнения на последней трети, этого хватает чтобы создавать достаточно. Но что было бы, если бы такие проблемы искоренялись — страшно (в приятном смысле) представить.

В не всегда качественном исполнении и решениях сразу несколько причин. Причина тренерская — Массимо Каррера поощряет игру в дальнобойщиков. Вряд ли иначе у команды, которая бьет при любой попытке. Вторая — недостаточно внимания уделяется этому компоненту в тренировочном процессе: быстрой игре в пас, забегания, открывания. Багаж не багаж, но к технике и бессистемности Аленичева («нас не должно волновать как играет соперник, мы должны волноваться о собственной атакующей игре» — не дословно, но цитата из его интервью) Каррера в свое время добавил схематичности. Команда обрела форму, структуру и все сложилась.

На пресс-конференции после «Уфы» Массимо спросили — нет ли идеи пригласить тренера для работы с нападающими. Он усмехнулся — не в этом проблема. Возможно это слишком банально, а возможно нет, но работать над улучшением паса и синхронности движения при том темпе, который берет «Спартак» надо. Иначе «к коллективному Витиньо»+Промесу прибавляется коллективный Ещенко (при всем уважении к его трудолюбию»). И когда команда играет очень быстро начинает бросаться в глаза, что Фернандо при всем своем интеллекте не кудесник-то мяча — что не быстрый пас, идеальный по задумке, то по исполнению как бог на душу положит.

Ну и, конечно, проблема игровая. «Спартак» совсем не «Барселона», да и даже не «Краснодар» с «Локомотивом» с их Перейрами, Фернандешами и Миранчуками, которые делают команду не шаблонной. «Локо» тот же вообще может полагаться только на оборонительный порядок, а впереди действовать как придется — там есть игроки, чтобы из этого «как придется» сделать «ну ничего себе».

У «Спартака», к сожалению, некто Джано — это какой-то древнегреческий мифический персонаж из легенд про Тифлис. В остальном полузащитники играющие ближе к атаке скорее работяги и бегуны, нежели тонкие непредсказуемые творцы.

В моем понимании футбола мне всегда был близок Гвардиола. Качество команды — это качество ее позиционной атаке. Чем лучше разыгрывается мяч, тем меньше шансов у соперника. Единственная цель футбола — голы, а не безопасность, как у Моуриньо. Но даже для создания голов нужны схемы. И Гвардиола в этой схематичности очень скурпулезен и жесток. Можно вспомнить, например, рассказ Анри, где он упоминает, что в одном из матчей был заменен в перерыве, несмотря на то, что забил гол. В этой голевой комбинации он просто-напросто не был в той зоне, где должен был быть. И плевать, что забил! Это же чудесно.

«Спартак» тоже имеет продуманную философию и схематичность продвижения мяча. Что не отменяет гибкости и хаоса полузащиты — это хоть и смещения с виду свободные, но смещения всегда прописанные. Если мяч на фланге с большим числом игроков — значит зона в центре должна дополняться: Глушаков там, или дальний крайний форвард. Если мяч в центре — то должен быть хаос смещений — форвард в глубину, крайние нападающие — в середину, заполнение коридоров, открывания в недодачу. И прочее.

Но исполнение в решающий момент оставляет желать. Поэтому, когда атака в решающей фазе развивается не с опорой на pivot-нападающего в центральной зоне или возле углов штрафной, «красно-белые» футболисты скорее пробьют (что не всегда правильно для исхода, или точнее — чаще всего не правильно), нежели выполнят нетривиальный пас аналогичный передаче Промеса на Адриано в игре с «Локомотива».

Вот несколько примеров из вчерашней игры.

Промес перед защитникам принимает мяч. Пусть это не удобный прием, и скорее отскок от ноги, чем пас в касание, но мяч доставляется на 2й темп Попову. Промес выполнил важный элемент атаки — стянул на себя опеку сразу 2х футболистов «Уфы». В коридор, который был создан Промесом врывается Зе Луиш. Увидеть это и сделать решение в 2 на 3го — это мастерство и тонкость игры. Пробить издали, как сделал Попов — это чаще всего «Спартак» и любой игрок в нем.

Для Глушакова создано 3 решения, чтобы оставить за линией мяча группу игроков соперника. Я, конечно, прежде всего диванный аналитик, и понятие не имею, насколько сложно в профессиональном футболе игрокам на поле исполнять и видеть, но как по мне коридор для паса Адриано наиболее предпочтителен. Пас ему — и 2 на 3го с высоким шансом. Глушаков выбирает более сложное решение — пас Попову. То что пас прошел, хорошо, но пас был верхом и сложный.

Тем не менее, «Спартак» «отсек» большое число оппонентов и вышел в фазу завершения атаки. Попов грудью обработал мяч и скинул Промесу. Разыгрывать дальше стало сложнее. Часть игроков «Уфы» успела «отскочить», и Квинси принял быстрое решение — пробить. Хотя как по мне, перспектив у этой атаки было заранее больше, чем получилось на исходе.

А ниже будет моя любимая комбинация из вчерашней игры. Она характеризует спартаковский футбол во всей красе. И проникновение к зоне обострения, и завершение атаки. Вот типичный «Спартак»:

Так называемый build up — построение атаки — у «Спартака» здесь с левого фланга. Адриано смещается в диагональный коридор, создавая опцию для проникающего паса Комбарову. Этим же маневром Адриано отвлекает на себя опеку одного из защитников «Уфы».

Попов в это время видит область в центральной зоне и синхронно с общим темпом комбинации продвигается вперед. Вторым касанием после приема Адриано выводит Попова на свободный участок в центральной зоне.

В решающей фазе атаки сразу два защитника соперника играют близко к Зе Луишу. Вследствие этого возникает перспективный коридор для Промеса, куда он и совершает рывок. В теории и с дивана пас туда — это выход один на один Промеса, если он уйдет на скорости. Если нет — ситуация 1 в 1 против защитника, которую такой футболист как Промес способен решить. Если нет — опция для паса 2м касанием на Зе, который даст продолжение рывком. И это вероятно, потому что в теории — те два защитника, которые на картинке его опекают, волей не волей переключат внимание на мяч и возникнет секундная возможность открепиться от них. Если опять же нет — то Промес как минимум ближе к воротам, чтобы даже корявенький удар нанести из более опасной зоны.

Но что сделал Попов? Он сделал то же, что чаще всего и делают спартаковцы — лупанул в защитника.

Эта заметка не для того, чтобы критиковать Попова. Некачественные решения принимают и Промес, и Глушаков и многие другие.

Нашу легенду (по количеству игр) Диму Комбарова недавно возмутила диванная аналитика. Я его понимаю. Я, к примеру, не имел и не обрету счастья поиграть на больших полях в профессиональный футбол. Как и все — лежу на своем диване, смотрю на происходящее, и порой плююсь, и даже матерюсь. Простите, ребята.

Но у меня, как у диванного эксперта, всегда в голове один вопрос — зачем прилагать столько усилий, столько интенсивного бега, столько интенсивных открываний для того, чтобы наконец-то взломать эти «автобусы», проходить эти прочные оборонительные редуты «Амкара», «Уфы» и прочих адептов защитной игры, чтобы в конечном итоге так все бездарно заканчивать. Из матча в матч, из комбинации в комбинацию?

Не знаю, какие приоритеты будут зимой у «Спартака» на трансферном рынке, но летом единственное из-за чего я расстроился — это то, что не удалось заманить Луана. Я видел его игру через скаутинговую платформу InStat, когда купили Педро Рошу, связка с которым у Луана была убийственная. Луан восхищал.

Я сожалел, что не сложилось. В моем представлении «Спартаку» при всех его оборонительных проблемах не нужен был ни опорный полузащитник: я ждал Зобнина, который хоть и играл на фланге, но страховал центр похлеще любого опорного. Ни крайний защитник: Ещенко всегда мне нравился своей работоспособностью, жесткостью и хладнокровием. А Комбаров своей стабильностью и качествами — в пас он прилично играет, как на изображении выше. В коридоры между линиями пасует часто и часто удачно (если бы еще диванные эксперты это замечали чаще, чем его ошибки в обороне!). Ни центральный защитник: меня вполне устраивали Таски, Кутепов, Боккетти и Джикия. Ни нападающий-бомбардир — по той причине, что у «Спартака» форвард это pivot, и он был, а теперь их еще и двое.

В моем представлении, моему «Спартаку» (хотя он общий, у каждого свой, и взгляд на игру разный) нужен был именно Луан — футболист, который вот в ситуации, какая у Попова, увидит и спасует. Обыграет перед штрафной, направит острый пас в штрафную. И будет делать это стабильно, дополняя pivot-нападающего.

Наличие такого игрока, как по мне, сделает атаку «Спартака» комплексной. И красивые комбинации через центр могут быть чаще и эффективнее, и не только с опорой на форварда, но и через пас на бег в открытое пространство, созданное командными «хаотичными» перемещениями.

Но пока вот так — вытянем скорее ударом издали от Фернандо, Промеса или Глушакова, чем воплотим задуманное тонким пасом. И самое обидное, что столько сил на реализацию задумок тратится, а отдачи не хватает.

Источник: http://prosm.club

Добавить комментарий