Новая роль Промеса

01.11.2017

Массимо Каррера сделал в свой второй сезон в «Спартаке» невозможное.

Постчемпионское лето прошло ахово. Дело даже не в статистике, хотя она была кошмарной. И не в нарастающем отставании от резво стартовавшего «Зенита».

«Спартак» – как казалось со стороны, и эта версия чем дальше, тем громче подтверждалась всевозможными инсайдами, – разрывался от множества противоречий. Говорили о противостоянии за право влиять на трансферную политику, об отдалении Карреры от игроков и от штаба, о недовольстве нескольких ключевых футболистов ходом переговоров по продлению контрактов.

А затем пошла эпидемия травм, причем невынужденных.

Из такого пике выбирались единицы, если подобное вообще случалось с каким-то из наших клубов.

Но «Спартак» выбрался. И не только начал прибавлять в чемпионате, пусть и продолжая терять «свои» очки. «Спартак» еще и пошел по Лиге чемпионов неожиданно уверенным шагом, подойдя к ответному матчу с «Севильей» не фаворитом в этой игре и в своей группе в целом – но командой, которая впервые за долгое время может выйти в плей-офф, чего в российском футболе не случалось давно.

Впору писать учебник по спортивной психологии – как и что произошло с клубом, сумевшим вырулить из вроде бы безнадежной ситуации. Но, полагаю, создать такое пособие вряд ли возможно. Потому что за каждой подобной историей стоит человек или люди, избегающие публичности. По крайней мере по поводу освещения собственной роли переговорщика.

Последняя профессия давно стала одной из самых дефицитных в футболе, не только отечественном. Спад «Зенита» начался без видимых причин и совпал по срокам с внезапной смертью Константина Сарсания. Не только спортивного директора, но и гениального переговорщика. Не думаю, что можно говорить о случайном совпадении, равно как и о том, что команда до сих пор не отошла эмоционально от трагедии, и это оказывает слишком сильное влияние на ее игру и результаты.

«Зенит» потерял в лице Сарсания человека, способного снять любое напряжение внутри не только команды, но и клуба. Представить, что подобное удавалось ему легко, – все равно что предположить, что так же легко будет найти ему замену.

Насколько понимаю, в «Спартаке» или рядом со «Спартаком» тоже оказались люди, обладающие схожими талантами, поскольку через какое-то время после пика внутреннего кризиса он стал сходить на нет. В свое время, кстати, нечто подобное происходило и в сборной России Фабио Капелло, только тогда подобного человека внутри ситуации не оказалось – и команда, после феноменальной осени 2012 года начала сдавать и затем уже прошла точку невозврата.

А вот у «Спартака» эта точка оказалась ложной. И здесь, как понимаю, сработали три фактора, оказавшиеся решающими. Причем не только Каррере принадлежала главная роль в урегулировании сложных вопросов.

Первый – окружение тренера сумело не только повлиять на какие-то реакции тренера, но и помогло ему восстановить отношения с помощниками и игроками. Речь не об открытом конфликте, а именно о недопонимании, раздражении – которые удалось сгладить или погасить полностью.

Второй – новый контракт подписал Глушаков и почти на тех условиях, которых он изначально добивался. Возвращение капитана произошло именно после того, как стороны обо всем договорились, и лидер «Спартака» смог сосредоточиться на футболе полностью.

Третий – Лига чемпионов. В прошлом сезоне, в один из сложных моментов, игроки собрались и пообещали друг другу сосредоточиться на титуле и смогли взять его. Сейчас команда точно так же поставила перед собой цель на групповой этап.

Здесь надо добавить, что этот «Спартак» выгодно отличается не только от большинства клубов с дорогими легионерами, но и от самого себя несколькими годами назад именно отношениями в коллективе. Иностранцы общаются с россиянами как со своими, что бывает нечасто. И особенно важно – именно в период проблем. Огромная заслуга в этом принадлежит Промесу, который воспринимает себя как лидера «Спартака» и во много определяет равновесие во взаимоотношениях между местными и приезжими футболистами.

Больше того – та зарплата, которую он сегодня получает в «Спартаке», делает для него неинтересными поступающие пока предложения от иностранных клубов. Не удивлюсь, если голландец подпишет новый контракт с москвичами, особенно с учетом того, что его сборная сейчас в глубочайшем кризисе и спрос на игроков из этой страны заметно упал.

Но при этом, говорить о том, что «Спартак» полностью выздоровел, преждевременно. В этом сезоне мы уже видели несколько историй этого клуба.

История кризиса – с громкими поражениями и вплоть до публичных претензий друг другу руководящих лиц в прессе.

История борьбы со сложностями.

История подъема, даже при продолжающихся потерях очков, особенно в концовке матчей.

Но сейчас, когда возвращается игра, когда выздоравливают травмированные, на горизонте у «Спартака» очередное испытание.

Зимнее трансферное окно.

Все основные конфликты, пошатнувшие клуб, пришлись на период летних трансферов. Как только он закончился – наступила если не идиллия, то нормальная рабочая атмосфера. Через два месяца узнаем – прошло ли время противоречий и проблем или это была только пауза.

Источник: «СЭ»


Добавить комментарий