AVE, MASSIMO!

25.10.2017

Всего пятидесятый. Уже пятидесятый.

Сейчас уже невозможно поверить, что каких-то полтора года назад, весной 2016-го, его фамилию знал примерно один из тысячи спартаковских болельщиков, самый продвинутый в международном футболе. И то – не знал, а где-то что-то слышал.

О том, что был такой защитник в «Ювентусе» – добротный, но далеко не Бонуччи. О том, что есть в штабе Антонио Конте такой помощник. Опять же – даже не первый. Из-за чего босс не смог взять его с собой в «Челси», где Конте ограничили по числу ассистентов с родины.

Дмитрий Аленичев, который вместе с Сергеем Родионовым поехал в сборную Италии во время Евро-2016 звать Карреру на работу с защитниками «Спартака», едва ли мог представить, что приглашает своего сменщика. А сам Каррера тогда ничего не знал о «Спартаке», кроме названия, тесно связанного с итальянской историей. Позже Массимо не раз будет обыгрывать его во фразах вроде «Мы должны быть гладиаторами на поле!»

А потом случился АЕК. И уход Аленичева, и временное назначение Карреры на роль и.о., и мощная энергетика первых двух матчей с «Крыльями» и «Рубином» (да, минимальная победа и ничья, но важнее было, как играли). И почти уже увенчавшиеся успехом, но сорвавшиеся в последний момент переговоры с Курбаном Бердыевым, который признается много позже, что в том – только его вина.

И слова капитана Дениса Глушакова, сказанные генеральному директору красно-белых Сергею Родионову от имени всей команды, с просьбой дать шанс Каррере. И то, что в красно-белых верхах к этому призыву прислушались…

Ни по каким логическим критериям Каррера не мог стать со «Спартаком» чемпионом после мучительного для болельщиков 16-летнего перерыва.

Первое и главное – он просто никогда и нигде не становился раньше полноценным главным тренером. Второе – еще не жил и не работал за границей, тем более в такой специфической стране, как Россия. Третье – не говорил ни на одном иностранном языке. Кстати, и сейчас не говорит, если не иметь в виду отдельные слова.

Но тем и велик футбол, что нередко в нем случаются вещи, не поддающиеся какому-либо объяснению. Так расположились звезды.

Под руководством Карреры сложился маленький, но очень дельный штаб – ассистент и аналитик Пилипчук, тренер по физподготовке Нойя, тренер вратарей Риомми, – в котором каждый делал свое дело, а игроки доверяли им всем. Владелец клуба Леонид Федун, прежде державшийся на дистанции от команды, что-то почувствовал и теперь заходит в раздевалку после каждого матча. Селекционная служба зимой сработала как часы, и один Самедов в весенней части чемпионата забил три победных мяча.

И была масса достигнутых «на тоненького» побед – на единстве, характере и преодолении в большей степени, чем на каких-то сугубо игровых вещах. И первые с 1999 года два выигрыша за сезон в дерби с ЦСКА, и первый успех на «Открытии» против «Зенита». И все это вылилось в титул, с которым из всех российских чемпионств «Спартака» по эмоциям можно сравнить только победу «детского сада» Георгия Ярцева в 1996-м в золотом матче над «Аланией».

И была сумасшедшая ночь имени Глушакова на монументе гладиатора с банкой самогона из Миллерово, а после – стихийная вечеринка в плавучем ресторане, куда команда собралась по инициативе Карреры. И был так и не состоявшийся круг почета футболистов после встречи с «Тереком», потому что после финального свистка толпа за полминуты заняла каждый сантиметр на поле «Открытие Арены».

А Каррера и его жена Пинни сразу после финального свистка в игре «Зенит» – «Терек», заочно сделавшей «Спартак» первым, обнявшись, плакали от счастья. И супруга тренера, только в моменты приездов которой он перебирался из Тарасовки в Москву, повторяла: «Скудетто руссо! Скудетто руссо!». И после отпуска, как последний аккорд прошлого сезона, была еще победа над «Локо» в Суперкубке. Два трофея за год – это ведь столько же, сколько у великого Бескова во главе «Спартака» за 12 лет!

Но опускаться с небес на землю еще сложнее, чем на эти небеса впервые забираться.

«Трудно быть богом», – повесть с таким названием написали когда-то братья Стругацкие. А Каррера им стал для большинства болельщиков. Потому что сделал – не забудем, что вместе с клубом, штабом и футболистами – то, чего не удавалось никому более полутора десятков лет. В России людям вообще свойственно кого-то обожествлять. Как, впрочем, и уничтожать, растаптывать. У нас страна крайностей.

Но Массимо ведь не Бог, а живой человек. Он не мог этого обожествления не почувствовать и в какой-то мере ему не поддаться. Кроме того, еще раз вспомним, что до «Спартака» Каррера никогда не был главным тренером, – а значит, и через кризисы в этом качестве не проходил. Без опыта на таком уровне это очень, очень сложно.

С переменами в штабе изменились и отношения с командой, которой тоже потребовалось время, чтобы выйти из эйфории. Где-то, может, знания языка и способности (а может, и желания) поговорить по душам как раз и не хватило. В какой-то момент показалось, что все стало очень плохо. Но когда дошло почти до края, обе стороны нашли в себе силы осознать, что дальше так невозможно. Что вместе сделано слишком многое и важное, чтобы так быстро быть растертым в пыль.

Не знаю, насколько откровенным и душевным получился у красно-белых разговор после «Тосно». Но он однозначно помог. Иначе не было бы ни выжатой «на невозмоге» полуторным составом ничьей с «Ливерпулем», ни всего, что случилось после. Может, семьи образца первой половины прошлого сезона уже и нет, – но, главное, все они опомнились. И очень надеюсь, что всех эта история многому научила. В том числе и Карреру. Жизнь – это не один медовый месяц.

Недавние 5:1 с «Севильей» войдут в золотой фонд матчей «Спартака» всех времен под одним из первых номеров – как бы ни закончился этот лигочемпионский поход. Мне писали знакомые болельщики ЦСКА, «Зенита», «Локомотива» – даже они гордились в те полтора часа красно-белыми как соотечественниками. И руководил командой не кто иной, как Каррера.

Сегодня – его 50-й матч во главе «Спартака». Каких-то полтора сезона. Совсем мизер. У Олега Романцева – 551, у Константина Бескова – 495, у Никиты Симоняна – 430.

Поэтому – всего.

Сколько еще суждено – одному футбольному богу ведомо: вы же видите, какие фортели он порой выкидывает. Но масштаб человеческого счастья, которое вместил в себя этот «полтинник», встретить можно очень редко. И за одно это, не вдаваясь ни в какие нюансы, итальянец стал уже немалой частью истории «Спартака».

Поэтому – уже.

Ну по пятьдесят – за Карреру!

Источник: «СЭ»


Добавить комментарий