«Спартак» критикуют из зависти»

Главный тренер московского «Спартака» Массимо Каррера в интервью RT рассказал, что ему нравится быть кумиром миллионов болельщиков и он рассчитывает стать выдающимся тренером. Специалист признался, что всегда оставался самим собой и никогда не думал покидать красно-белых. Итальянец назвал себя маменькиным сынком, но при этом заметил, что родители поддержали его, когда он бросил школу ради футбола.

«Если бы я был болельщиком, то ходил бы на фанатскую трибуну»

— Владелец команды Леонид Федун после игры с «Севильей» в Лиге чемпионов признался, что это был один из лучших матчей «Спартака» в истории, а для вас лично?

— Безусловно, эта победа очень важна для меня, и я очень доволен, что мы порадовали наших болельщиков.

— Сложилось ощущение, что буквально за несколько недель «Спартак» вернул себе чемпионские амбиции, настрой и заряженность на борьбу… Как вам удалось перезарядить батарейки подопечным?

— На подобные матчи особо мотивировать игроков не приходится. Само участие в таком турнире, как Лига чемпионов, порождает в игроках желание продемонстрировать свой максимум. Намного сложнее настраивать команду перед играми, которые могут казаться легче на бумаге. А на такой клуб, как «Севилья», любой футболист настроен по определению.

— Эмоции от победы над «Севильей» можно сравнить с теми, что вы испытывали в прошлом сезоне, выиграв чемпионат страны?

— Когда выигрываешь и доставляешь болельщикам удовольствие, это всегда приятно. Я уже об этом говорил на пресс-конференции во вторник, данный успех равен другим домашним победам.

— Раз уж заговорили про болельщиков, то хочется спросить про российских фанатов. Они многое заимствуют из итальянской культуры боления. Насколько важна такая поддержка, в том числе визуально?

— Можно ли всё-таки сравнить фанатов «Спартака» с итальянскими тиффози?

— Думаю, их можно смело сопоставить. Команде важно обладать болельщиками, способными подобным образом поддерживать её все 90 минут.

— Что касается пиротехники, из-за которой красно-белые постоянно получают штрафы, то как вы относитесь к подобному проявлению любви к клубу?

— Это своеобразная эйфория, но я считаю, что к различным файер-шоу надо подходить разумно. Всё-таки мы рискуем из-за их применения.

— Вы очень эмоциональный человек. Если представить, что вы были бы не тренером, а простым поклонником «Спартака», то предпочли бы смотреть футбол на центральной трибуне или из-за ворот?

— Если бы я был болельщиком, то я однозначно пошёл бы в фанатский сектор. Поддерживал бы свою команду именно оттуда. Самый огонь зарождается именно на виражах.

— Болельщики приглашали несколько раз игроков «Спартака» на фанатскую трибуну. Если вам поступит подобное предложение, вы готовы туда подняться и пообщаться с болельщиками?

— Я и так всегда нахожусь в расположении болельщиков. Готов общаться в любой момент: разобрать различные ситуации, понять, чего они ожидают, решить какие-то проблемы. У меня есть определённая ответственность, я ни за кем не прячусь. Если кто-то захочет узнать, где я, то сделает это легко. Достаточно приехать в Тарасовку. Или можно меня позвать куда-нибудь, и я буду рад пообщаться с болельщиками.

— Судя по реакции, они всегда на вашей стороне. Постоянно устраивают перформансы, выказывают поддержку. Как вам удалось за такой короткий срок влюбить в себя половину страны, ведь в России от любви до ненависти один шаг, и тренеры очень часто подвергаются критике?

— Я просто выполняю свою работу. Постарался отдать всю душу «Спартаку» и дать понять футболистам, как действовать на поле. Необходимо выкладываться на 100%. Иногда мы можем проиграть, но когда ребята показывают великолепную самоотдачу при не самом лучшем результате, то я всё равно доволен командой. Я оцениваю не какой-то отдельный матч, а итог всего чемпионата. Естественно, народ будет нас критиковать, если мы не будем побеждать. Мы это принимаем и точно так же понимаем, что где-то ошиблись. Мы должны не только радоваться успехам, но и уметь вставать с колен при поражениях.

«Родители меня поддержали, когда я бросил школу и начал заниматься футболом»

— Весь прошлый сезон вы жили в Тарасовке. Только сейчас начали выбираться в Москву. Успели уже проникнуться столицей?

— Естественно, я чувствую, что Москва — мой город. Из любимых мест могу назвать рестораны. Правда, свободного времени для их посещения очень мало. Оно всё уходит на «Спартак».

— Вы изменились за год работы в «Спартаке»?

— Нет, всегда был таким. Я очень требователен прежде всего к самому себе, а также к моим игрокам и тренерскому штабу. Мы должны показывать свой максимум, а окончание чемпионата укажет наше место. Думаю, также происходит и в жизни. Любой человек должен не оглядываться назад, а отдаваться тому, что есть сейчас.

— Какие цели вы ставите перед собой в настоящее время?

— Задача — стать выдающимся тренером. Хочу побеждать и оставить хороший след в любой команде, где мне доведётся работать. Тренеру важно заставить людей полюбить себя. И я очень рад, что меня любят не только московские болельщики, но и по всей России. Я всегда был таким. Считаю, что являюсь настоящим человеком и останусь таким навсегда. Если у меня есть проблемы, то поговорю об этом с людьми, глядя в глаза. Также всегда скажу о том, что мне не нравится. Я настоящий, а не какой-то выдуманный персонаж, скрывающий свои мысли.

— Вы осознаёте, что являетесь кумиром для миллионов людей в нашей стране?

— Конечно, очень рад этому. Понимаю, что сделал для «Спартака» что-то важное, так как команда давно ничего не выигрывала. Но я всего лишь выполнил свою работу, за которую мне платят. Я выложился для этого по максимуму и продолжаю это делать. Моя цель — отдавать все силы на благо коллектива, членом которого я являюсь.

— На ваш взгляд, русские такие же эмоциональные, как итальянцы?

— Это зависит от человека. Каждый переживает матч по-своему. Нельзя сказать, что если у кого-то много эмоций, то он лучше или хуже остальных. У всех своя манера общения и поведения. Когда я нахожусь у кромки поля, то стараюсь так помогать игрокам, будто сам принимаю непосредственное участие в матче. Эмоции именно отсюда и исходят.

— Вы вообще обращаете внимание на то, как себя ведёте во время матча? Вопрос не праздный, потому что многие по итогам матча с «Севильей», например, отметили, что вы в туфлях способны прыгать выше, чем некоторые из ваших подопечных в бутсах…

— Нет, я никогда не обращаю внимания на себя. Наблюдаю за тем, что делали ребята. Каждая встреча особенная, одинаковых матчей нет. Собственно, поэтому всегда разные эмоции при праздновании голов и побед. Всё, что я делаю на тренерской скамейке, не выдумано заранее. Это всё меняется от игры к игре.

— Учитывая тот факт, что вы достаточно эмоциональны, у вас наверняка возникает некая привязанность к людям. Насколько вам это усложняет работу? Ведь если подпустить кого-то слишком близко, есть риск, что дистанция исчезнет.

— Никаких сложностей. Я такой, какой есть. Ни к кому не привязываюсь. Просто проявляю эмоции. Те люди, которые их разделяют всегда, — это мои дети и жена.

— Можно ли говорить о том, что за время пребывания в России личный переводчик Артём стал для вас самым близким человеком после родственников?

— Да, разумеется, он стал моим другом. Мы целый год проводим большую часть рабочего времени вместе. Он доносит мои мысли, а также воодушевлённо жестикулирует. Артём выучил все мои движения. Я очень доволен тем, как он доносит мои эмоции до футболистов за счёт голоса и жестов. Если я где-то недоволен, то он тоже меняет тон, будто является моим вторым голосом. Для меня это очень важно.

— Вы заберёте его с собой, если уедете из России?

— Сейчас не могу этого сказать. Если перейду в другой российский коллектив, то да. Но в той же Италии я, думаю, справлюсь сам. Он всегда останется в моём сердце: воспитанный человек и настоящий друг. Ему можно доверять, мы будем всегда контактировать, но на родине мне переводчик не нужен.

— Расскажите о своих родителях.

— Они привили мне щепетильное отношение к семье, жизни и деньгам. Я не тот человек, который будет разбрасываться своими финансами направо и налево. Я бросил школу, когда начал заниматься футболом. Они поддержали моё решение. Они сделали меня тем, кем я являюсь.

— Был ли момент, который вас шокировал за время пребывания в России?

— Мне запомнился выезд на матч со «СКА-Хабаровском». Было сложно не из-за поля, а по причине долгого и тяжёлого перелёта. Мало того, что лететь очень долго, так ещё и разница во времени ощутимая, а это очень тяжело для игроков. Что касается газонов, то они в России не везде плохие, бывают хорошие и не очень. То же самое и в Италии. Если кто-то думает, что там все газоны идеальные, то заблуждается.

— С появлением Роберто Манчини в РФПЛ для вас появилась дополнительная интрига?

— Нет, мы спокойно работаем: я в «Спартаке», он в «Зените». Нет никакой зависти. Мы с ним хорошие товарищи. Я никогда не буду радоваться его неудачам. Он хорошо делает свою работу, поэтому результат налицо.

— Коллеги из Санкт-Петербурга рассказали, что вы привели в «Спартак» повара, которого Манчини очень хотел видеть в «Зените». Это правда?

— Я не в курсе (Смеётся).

«Я никогда не хотел покидать «Спартак»

— Как вы выстраиваете ваше общение с прессой? Сейчас вы гораздо чаще общаетесь с журналистами, чем год назад.

— Тогда не было приглашений на интервью. Я же не могу сам звонить журналистам, чтобы их давать. Мне даже казалось странным, почему никто меня не звал. Когда в мае мы выиграли титул, я дал больше интервью итальянским журналистам, чем российским. Но здесь нет моей вины. Всегда согласен на интервью и открыт для тех, кто хочет со мной пообщаться. Я ни от кого не прячусь.

— Вы следите за тем, что пишет российская пресса и как это происходит?

— Конечно, мне важно, что пишут российские СМИ, но в основном я обращаю внимание на негативные материалы про нас. Зачем я это делаю? Мне не нравится это, и я стараюсь защитить свою команду. Очень часто журналисты любят перегнуть палку, всегда легко критиковать, сидя на трибуне и наблюдая за матчем со стороны.

— Кто делает для вас подборку свежей прессы?

— Часть материалов мне приносит Артём, некоторые статьи пытаюсь сам перевести через телефон, но это не всегда получается. Обидно, что ваши коллеги писали про везение «Спартака» в прошлом сезоне. Только в самом конце была скромная похвала ребятам. Это мне крайне неприятно. Не могу объяснить причины, по которым не признают заслуг команды. Я весь негатив читаю, перевариваю в голове. Доношу до игроков то, что в современном мире тренеры сильно зависят от результата. Если он есть, то все молодцы, иначе виноват наставник и футболисты.

— За последние два месяца было столько негатива в адрес «Спартака». Не хотелось плюнуть на всё и уехать?

— Я никогда не думал бросать команду, ведь я уверен в своих действиях. Решение принимают руководители клуба, они оценивают мою работу и пытаются понять, готов ли я выполнять свои обязанности дальше. Критика зачастую мотивирует, ведь появляется желание доказать тем, кто создаёт вокруг нас негативную атмосферу, что они ошибаются. Я уверен, что большая часть негатива была адресована «Спартаку» из зависти. Она не касалась того, что происходило на поле, просто сложилось ощущение, что кто-то очень хочет дестабилизировать обстановку внутри.

— После победы над «Севильей» можно сказать, что «Спартак» вышел из небольшого кризиса?

— В «Спартаке» не было кризиса. В футболе сложно побеждать постоянно. Посмотрите на другие клубы. Соперники изучают твой стиль игры и постепенно находят управу на тебя.

— Что произошло со «Спартаком» в начале сезона?

— Такие проблемы — обычное дело для футбола. Я всегда говорил, что выиграть чемпионат России второй раз гораздо сложнее, чем в первый. Каждый матч сложен. Когда ты испытываешь давление, победить ещё сложнее. В прошлом сезоне никто не думал, что «Спартак» будет фаворитом в борьбе за золото, на нас было меньше давления. Но когда ты начинаешь новый сезон в ранге чемпиона, выигрываешь Суперкубок России и стартуешь в Лиге чемпионов, то, разумеется, все ждут повторения прошлогодних успехов. Но это непросто. Может случиться 1000 вещей, которые приведут к различным нюансам. Это характерно не только для «Спартака», но и других команд.

«Ужесточение лимита на легионеров должно пойти на пользу сборной России»

— В России грядут глобальные футбольные реформы. Со следующего сезона лимит на легионеров должен заметно ужесточиться. По предварительной информации, в заявке на сезон будет не больше 10 иностранных футболистов. Вы готовы работать на таких условиях и как это изменит жизнь «Спартака»?

— Тренерам будет тяжело мириться с новыми правилами и выстраивать состав в зависимости от количества легионеров. Но делать ставку на молодых ребят, пытаться ограничивать количество иностранных игроков и стремиться к тому, чтобы те легионеры, которые приезжают в Россию, были классными игроками — мне кажется, это верное решение. Это должно пойти на пользу национальной команде.

— Президент России Владимир Путин очень беспокоится за российских игроков. Как вам наш ближайший резерв, у этих ребят есть шанс когда-нибудь заиграть в Европе?

— Важно, чтобы у этих молодых ребят была возможность проявить себя. С ужесточением лимита у перспективной российской молодёжи появится больше возможностей и шансов проявить себя. Не все готовы ставить в основу молодых ребят, потому что сразу возникает опасность отсутствия результата. Сомневаюсь, что какой-нибудь клуб готов провести так хотя бы один сезон. Да и болельщики могут не понять и не принять такое решение.

— В вашем распоряжении две молодые команды: дубль и «Спартак-2». Вы расцениваете это как свой резерв?

— Конечно, по возможности я привлекаю молодых футболистов к работе с основной, но играть за основной состав молодой парень должен только в тот момент, когда он полностью готов к этому. Иначе он может попасть в сложную ситуацию. Те же журналисты могут быстро начать оказывать на него давление. Они не учитывают юный возраст, эмоции, очень часто на это никто не обращает внимания. Очень любят делать вывод: этот игрок не достоин играть за «Спартак».

— Александр Селихов уже готов?

— Да, он доказал это, хорошо проявив себя на поле. Он всегда выкладывался на тренировках. В этом и состоит футбол: надо работать с максимальной отдачей и быть готовым к тому, что скоро ты получишь шанс проявить себя. Так игроки затрудняют жизнь тренера в хорошем смысле этого слова. Мне нравится, когда передо мной стоит сложный выбор, поэтому я всегда радуюсь, когда игроки, не попадающие в стартовый состав, работают на пределе своих возможностей и доказывают мне, что я был не прав, посадив их на лавку.

— Как вы теперь будете выбирать: Селихов или Ребров?

— У меня два сильных вратаря, так что посмотрим (Улыбается).

«Если Италия не попадёт на чемпионат мира в Россию, это будет провал»

— Совсем скоро в России пройдёт чемпионат мира по футболу. На ваш взгляд, страна готова к этому событию?

— Судя по тому, что я видел, вполне готова. Построены новые и красивые стадионы, изменились внешние облики и преобразились города. Это очень важное событие для России. Не сомневаюсь, что чемпионат мира здесь проведут на высочайшем уровне.

— Если сборная Италии не сможет пробиться на чемпионат мира, то многое потеряет?

— Это будет провал для национальной команды. В случае неудачи стоит ждать серьёзных последствий. Осталось только дождаться матчей со Швецией. Надеюсь увидеть сборную Италии на чемпионате мира!

— А если сборная Италии провалит матчи с Швецией и вас позовут совмещать, согласитесь?

— Мне кажется, что это крайне сложно. Это работа на два фронта, и есть риск выполнить свою работу плохо как в клубе, так и в сборной.

— Но «Спартак» сейчас играет на три фронта…

— Все цели на сезон мы держим в голове. Мы прекрасно понимаем, что нам предстоит сыграть огромное количество игр. После «Севильи» я уже думал об игре с «Амкаром». Мы смотрим вперёд, у нас нет времени думать о сделанном. После прошедшего матча надо сразу переключаться на другой. Мы радуемся победам, но тут же закрываем их в ящике.

— А как вам сборная России?

— Возможно, вы удивитесь, но я слежу за её выступлениями. Мне кажется, что главный тренер ведёт очень хорошую работу. Я вижу, как он экспериментирует, готовит молодых ребят к выступлению на таком важном турнире. Это здорово, что много молодых футболистов. Тренер знает их способности, оставляет вне команды даже более опытных и именитых игроков.

«Думаю о футболе, даже когда ложусь спать»

— У вас много работы, и порой складывается впечатление, что вы очень устали.

— На три матча в неделю уходит много сил и эмоций. Каждый день надо тренироваться, выстраивать состав, изучать соперника, понять, как он играет, как противостоять ему. А ещё нужно понять, что творится в головах у твоих игроков, кто готов к игре, кому лучше её пропустить, найти правильные слова для мотивации. Это важно не меньше, чем физическая форма. Кажется, что после «Севильи» играть со всеми будет легко и просто, но это совсем не так. Для меня матчи в РФПЛ таят больше опасности, чем встречи Лиги чемпионов.

— Как вы расслабляетесь после матчей?

— От футбола нельзя отдохнуть. Ты думаешь о нём 24 часа в сутки, даже когда ложишься спать, особенно когда что-то идёт не так. Сидишь и обдумываешь ошибки, думаешь об игроках, о ближайшем матче. Тем для размышлений всегда хватает. Перед чемпионатом России, например, всегда думаю, как выстроить состав и соблюсти лимит, а на данном этапе в моей обойме не так много россиян. Эта работа очень много даёт, но и отнимает столько же. Всё просто: или любишь, или ненавидишь, но бывает и всё вместе. Любишь футбол за страсть и ненавидишь за отсутствие свободного времени, во многом приходится себе отказывать. Футбол — это тысячи мыслей, я иногда просыпаюсь ночью и думаю о нём (Смеётся).

— Похоже, что девиз «Один за всех и все за одного» про вас?

— О да! Это точно про меня!

Источник: russian.rt.com

Добавить комментарий