Почему у «Спартака» так много травм?

Лучший бомбардир «Спартака» Квинси Промес в кубковом матче с «Кубанью» почувствовал дискомфорт в области мышц задней поверхности бедра и на 82-й минуте попросил замену. Сегодня голландец пройдет обследование в одной из клиник Москвы, после чего будет поставлен окончательный диагноз.

Почему у чемпиона России так много травм? На этот вопрос отвечает врач сборной России и глава медицинского комитета РФС Эдуард Безуглов.

ВАЛ ПОВРЕЖДЕНИЙ – СКОРЕЕ, ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ

– В «Спартаке» cлишком много травм, но это скорее общественное мнение. Что говорит медицинская статистика – количество травм выходит за традиционные рамки? И есть ли такая статистика в принципе?

– Согласен с вами в том смысле, что вал травм в этой команде – это, скорее, общественное мнение. Команда всегда на виду, клуб ориентирован на открытость с точки зрения информирования о состоянии здоровья футболистов. Вот и складывается такое впечатление. Есть клубы, где о травмах просто не сообщают, а центральные СМИ не так пристально освещают жизнь команды.

– Каковы тогда объективные показатели травматизма?

– Делать вывод о чем-то аномальном можно, если в команде хотя бы на протяжении 2-3 лет травм значительно больше, чем у других. А говорить о временном отрезке в несколько месяцев абсолютно некорректно.

– Есть ли статистика по этой проблематике?

– По линии медицинского комитета УЕФА эту работу много лет ведет группа ученых под руководством профессора Экстранда. Любой желающий может ознакомиться с ними на профильных сайтах. Так вот, команду элитных футболистов из 25 человек в течение соревновательного сезона может ожидать в среднем 12 мышечных травм, в том числе 4-6 травм мышц группы «хамстринг» (задней поверхности бедра). Из-за каждой такой травмы футболист в среднем пропускает 14-17 дней и 3-4 игры. Если по итогам сезона эти цифры достоверно выше, надо уже что-то менять. Кроме того, есть и другая статистика – опыт ученых из Франции показывает, что травматизм при играх один и два раза в неделю по итогам года резко разнится – увеличиваясь, разумеется, во втором случае.

– Есть ли четкое понимание, за какого рода травмы должен отвечать доктор, а за какие – тренер по физподготовке?

– По большому счету, врачи могут лишь сигнализировать тренерскому штабу о каких-то негативных трендах в процессах срочного восстановления или появления накопленных лимитирующих факторов. А как тренерский штаб отреагирует, от врачей, к сожалению, не зависит. Предпринять что-либо с медицинской точки зрения можно лишь при параллельном изменении тренировочного процесса. В сборной, например, с этим проблем нет – специалисты по физической подготовке находятся в тесном контакте с медицинским штабом, и главный тренер никогда рисковать здоровьем спортсмена не будет. Могу сказать с уверенностью – в «Спартаке» очень хороший главный врач, в его квалификации сомнений нет.

ПО СТАТИСТИКЕ В ОДНОЙ КОМАНДЕ – 4-6 МЫШЕЧНЫХ ТРАВМ В ГОД

– Мышечные травмы – это вопрос к тренеру по физподготовке? И почему такого рода повреждения возникают?

– Такие травмы в подавляющем большинстве случаев являются бесконтактными и чаще встречаются в играх. Очень большую роль в их возникновении играет своеобразная усталость мышц, возникающая из-за несоответствия их функционального состояния нагрузке в конкретный период времени. То есть даже в течение матча мышца может «устать» и дать сбой. Но часто пусть и не явные, но четкие симптомы можно обнаружить после анализа крови, данных GPS-датчиков в ходе тренировок, некоторых клинических симптомов. Хотя были случаи, когда человек себя прекрасно чувствовал и имел отличные показатели, но все равно получал повреждение.

– Я правильно понимаю, что мышцы рвутся, когда спортсмен перетренирован?

– В классическом проявлении, синдром перетренированности в наше время встречается редко – все же контроль переносимости нагрузок осуществляется во всех ведущих клубах. Если же говорить о перенапряжении, которое бывает и физиологическим, и патологическим, то здесь принципиально важным является временной фактор. То есть нужно вовремя сбросить нагрузку перед матчами, чтобы мышцы были восстановленными, и правильно планировать нагрузки в недельном микроцикле – иначе вот здесь может возникнуть перенапряжение, которое, в том числе, может проявляться повышенным травматизмом. Но, не зная нюансов, судить об этих факторах со стороны нельзя.

– Повреждение задней поверхности бедра – самая распространенная мышечная травма. Что к ней приводит, есть ли предрасположенность и риск рецидива?

– Действительно, в общем списке мышечные травмы этой локализации занимают первое место и встречаются, как я уже говорил, 4-6 раз в год в одной команде. По большей части эта часть бедра травмируется при выполнении рывка – самой частой ситуации в футболе. Поэтому и рецидивы происходят достаточно часто – в 16-18 процентах случаев.

При лечении таких травм спешка неуместна – даже если по данным МРТ и тестов футболист испытывает небольшой дискомфорт, все равно спринт должной интенсивности не получится, а без него смысла выходить на поле нет.

Часто у уже травмированных футболистов выявляют значимый дисбаланс в силе мышц, что может спортсменом и не ощущаться, и проблемы со спиной, которые могут провоцировать спазмы и последующие воспаления этих мышц. Очень важно после полученной травмы подготовить мышцу к работе и затем проводить тренировки по вторичной профилактике. Вот это целая наука, которая доступна немногим специалистам и требует хорошего специализированного образования.

Зе Луиш получил травму живота. Как такое возможно в футболе?

– В футболе возможно все что угодно, включая повреждения мышц живота. Резкое их напряжение во время игры происходит часто – например, во время рывка, при выпрыгивании – не такая это и редкость.

Травма живота редко бывает значительной по объему, но может долго лимитировать выполнение нагрузки максимальной интенсивности.

ПОЧЕМУ ТРАВМИРУЮТСЯ «КРЕСТЫ»?

– Травмы крестообразных связок – это всегда несчастный случай или на их частоту может повлиять тренировочный процесс?

– На мой взгляд, искать какую-то закономерность здесь не стоит. Усталость, несчастный случай, жесткий контакт, лишний вес, слабые мышцы – причин множество, но всегда можно найти и множество опровергающих каждую из версий оговорок.

– Какая все же главная причина?

– Дефицит проприорецептивного чувства.

– Что это такое?

– Проприорецепция – чувство положения собственного тела в пространстве. Но когда именно ее дефицит возникает в объеме, способном привести к травме, выяснить очень сложно, да и все тренировочные программы сейчас включают элементы, улучшающие это чувство. Хочу отметить, что «кресты» в нашей лиге травмируют не только спартаковцы. Кстати, есть исследование – в английской премьер-лиге число таких травм за 4 года выросло в 2 раза.

– Может ли на частоту «крестов» влиять неправильный процесс физподготовки? Частые занятия штангой, например?

– Процесс физической подготовки у спортсменов не может характеризоваться словами «правильный» или «неправильный». Он должен быть адекватным поставленным целям и хорошо переноситься тренируемыми. Какие средства и методы для этого используются – вопрос другой, но это может быть и работа со штангой. И здесь важен не сам факт работы с ней, а частота и объем такой нагрузки, техника выполнения, контроль переносимости, сочетание с другими видами работы. То есть очень много факторов, которые делают, казалось бы, простую вещь очень сложной. Судить о ее эффективности и безопасности могут люди, владеющие полным спектром информации. И этими людьми ни я, ни вы не являемся.

Ари получил травму летом, но планирует уже в октябре начать тренироваться в общей группе. Как это возможно и следует ли ожидать выхода игроков после «крестов» ранее, чем через полгода?

– Все же ждать его на поле стоит не раньше ноября, но действительно срок очень маленький с точки зрения классических канонов. Но его случай далеко не первый – сразу вспоминаются Дима Тарасов, известный баскетболист Антон Понкрашов, поляк Милик, которые были в общих группах уже через 3-3,5 месяца после операций. Это и мастерство хирурга, и самоотверженный труд самих спортсменов. Поверьте, выполнять необходимый объем работы при восстановлении сможет далеко не каждый человек. При этом ускоренный протокол реабилитации применяется, только если спортсмен к нему готов. В противном случае сроки восстановления стандартные 6 месяцев.

– Травмы «крестов» футболисты в последнее время оперируют в Италии у одного и того же доктора. Чем так хорош этот итальянец?

– Кто-то может и не согласиться, но лично для меня профессор Пьер-Паоло Мариани точно входит в число лучших хирургов мира! Знаком с ним лично и помимо потрясающего мастерства всегда восхищала его вежливость, чувство юмора и абсолютно одинаковое отношение ко всем своим пациентам.

Выбор ребят я только приветствую, и могу вас заверить, что из футболистов, которых он поставил на ноги, можно составить команду, способную бороться за самые высокие места в любой лиге мира.

«СЭ»

Добавить комментарий