Чемпионские судороги

21-08-2017

– Позор! – донеслось из толпы, когда на парковку после матча вышел Дмитрий Комбаров.

– Ты в лицо ему это скажи! Чего прячешься?! – ответил озлобленному фанату более лояльный команде болельщик. – Сам где работаешь? У тебя там позоров не бывает?!

В этот вечер подобный диалог красно-белых между собой не был уникален. Вот еще пример: того же Комбарова, пробиравшегося к своей машине, останавливали для совместных фото. Само собой, особой радости на лице защитника не было. В какой-то момент один болельщик призвал: «Давайте все вместе поддержим Диму! Он ведь старался. Никто не идеален…» Но его энтузиазм не поняли. В ответ он услышал: «Стараться надо так, чтобы побеждать! В «Спартаке» играет, а не где попало…»

Александру Селихову повезло больше. Толпа окружила вратаря и стала скандировать его фамилию. В дополнение звучали реплики «Не сдаваться!», «Один за всех и все за одного!» Голкипер, пропустивший четыре гола, а в предыдущем туре допустивший роковую ошибку в дерби с ЦСКА, был приятно удивлен такой встречей.

Арену один за другим покидали известные спартаковские болельщики: актеры Алексей Маклаков и Дмитрий Назаров, музыкант Денис Мацуев, теннисист Евгений Кафельников… Грустная жена Дениса Глушакова и дочь капитана в футболке папы.

Не было поводов грустить у Ари. Экс-спартаковец, не игравший за «Локо» из-за травмы, с улыбкой расписывался на красно-белой майке.

Радостным был перед матчем и Александр Жирков. «Я вышел из совета директоров и больше к «Спартаку» отношения не имею, – напомнил он знакомому, с которым беседовал у ВИП-входа. – Сегодня первый раз на стадионе, когда ни за что не отвечаю». Отвечать не отвечает, но покидал он арену в совсем другом настроении.

Едва ли займет почетное место в коллекции болельщика снимок с Сергеем Родионовым – настолько измученный вид был у генерального директора красно-белых. «Рынок сложный», – такой фразой он обычно отвечал на вопросы о трансферах в прежние окна. Но этим летом эпитет явно пора менять на какой-нибудь помощнее.

Легендарный Никита Симонян поначалу не хотел комментировать произошедшее.

«Все жареное ищете, подловить меня хотите… Задавайте вопросы тренеру, – сказал 90-летний вице-призидент РФС с великим спартаковским прошлым, однако затем все-таки не выдержал. – Можно простить игрока, если он получает вторую желтую карточку в борьбе. Но Самедов подвел команду. Нет ему прощения! Все сошлись во мнении, что это была симуляция, он «нырял».

Массимо Каррера обычно подолгу раздает автографы и фотографируется после матчей. Но на этот раз на публике не появился. С момента финального свистка прошло два часа, когда побрели прочь даже самые отчаянные охотники за фото и росписями. А белый внедорожник итальянца продолжал одиноко стоять на парковке…

Возможно, тренер ушел раньше через «секретный» выход. Как сделали это Глушаков и Квинси Промес. Суть не в этом. А в том, что обстановка в «Спартаке» становится все более угнетающей, и без привычного братания Карреры с народом это ощущается еще сильнее. Чемпионское похмелье сменилось судорогами, которые причиняют адскую боль всем, кто имеет отношение к «Спартаку».

В начале матча болельщики организовали мощную акцию поддержки тренера. «Массимо один из нас», – гласит новый слоган красно-белых. Он был кругом: на огромном баннере, на специально выпущенных шарфах и футболках.

Это красиво и честно: итальянец без сомнения заслужил такое отношение за сказку, подаренную в прошлом сезоне. Но с каждым следующим туром реальность, словно волны в прилив, все агрессивнее смывает эти сладкие воспоминания.

Волна – и вместо геройства Глушакова все обсуждают его усталость, а сам он до того замучен критикой, что даже не радуется голу. Еще волна – и исчезают совместные фото из раздевалок. Накатывает следующая – и вот уже в адрес недавно непроходимого Фернанду несутся претензии за слишком упитанный вид.

Шторм усиливается, качка уже очень приличная. Если это не прекратится, то вскоре и Каррера может оказаться за бортом… И тут возникает вопрос: а куда делся капитан корабля? Почему не посещает матчи? Почему молчит в такой сложный момент, словно испарился? И речь сейчас не о Глушакове…

Источник: «СЭ»


Добавить комментарий