Временно приостановили Карреру в «Спартаке»

Гоголевский гротеск в Тушино: чемпион ведет 2:0, но проигрывает 3:4. Реплика комментатора «Матч ТВ» Романа Трушечкина.

Гоголя в «Спартаке» теперь, скорее всего, запретят даже в виде чтения на сборах. Но все-таки именно «Николай Васильевич» стал центральным персонажем этого водевиля, где смешались красные чемпионские черевички с панночкиной зеленоватой бледностью одежды победителей.

«Спартак» сжег свой второй тайм, как второй том «Мертвых душ».

Удаление Самедова стало не просто главной причиной провала, но и, по версии Массимо Карреры – единственной. Такие прозвучали после матча слова. Хотя по классическому канону эта сцена – немая. Тут слова мало стоят сами по себе. Потому что 45 минут в меньшинстве – это действительно жестоко, но где же была тренерская работа, пусть и бессильная, обреченная? Запуск в игру Мельгарехо стал неудачным решением. Переход на схему 4-4-1 остался всего лишь следами чернил на бумаге, которая быстро превращается в пепел, если автор – жжет.

К сожалению для Карреры, у этого хода не было даже внутреннего оправдания. То есть такого, которое появляется у решения, понятного всем. Даже если оно не сработает – хотя бы ясно, какова была задумка. Потому что Мельгарехо в этом сезоне ни разу и нигде не усилил «Спартак» своими выходами на поле. В этом! Хотя в прошлом – он был частью чемпионского хитрого плана, редким таким, но звонким боем хорошо заведенного механизма. Но прошлый сезон прошел, золотые медали были публично спрятаны во внутренний карман.

К сожалению для Карреры, Пашалич – не решение проблемы центрального полузащитника. Хорват просто не готов играть ни в «Челси», ни в «Милане», ни, как выясняется, в «Спартаке». Возможное возражение в виде «дай ему время» — речь о том же самом. Был бы готов – времени не требовал бы. Фернандо, когда пришел в «Спартак» в прошлом сезоне, был сначала не готов помещаться в футболку размера, скажем, L, но немедленно показал, как нужно работать с мячом и бегло читал игру. Пашалич попал в команду при содействии главного тренера, но тут не только его вина. Других игроков взять не удалось. Удалось – Петковича, но этот правый защитник уже успел показать, почему стал возможен его переход в «Спартак» свободным агентом.

К сожалению для Карреры, неумолимая ротация состава и «команда-семья» — понятия не сочетаемые. По крайней мере, в нашей действительности. Если семья, тогда весь бой посуды – внутри кухни, а вера в своих – почти не знает предела. А если человеко-патроны крутятся в барабане состава с русским рулеточным фатализмом, то ничего личного уже быть не может. Пусть мы узнаем, что у Джикии была ну хотя бы микротравма. Хоть какая-то причина не выпустить на игру самоотверженного защитника, лучшего из тех, которые точно никуда не уйдут в этот оконный трансферный проем. Хотя превращение в лавочника Фернандо было обговорено с публикой заранее, тренер недосчитался у бразильца самоотдачи в прошлом дерби.

Каррера как будто ищет с командой дистанцию, которая в чемпионском сезоне была в клочья разорвана многочисленными клинчами после трудных голов, после инсультных побед. Трудно сказать, куда может привести такая отстраненность. И понимают ли футболисты, какого тона им следует держаться с главным. Это все еще grazio, б…, или уже что-то другое?

К сожалению для Карреры, в «Спартаке» снова нет первого вратаря. Удары Витиньо и Мануэла Фернандеша и вместе, и по отдельности – тяжелее для Селихова и команды, чем пятый мяч, заброшенный в Петербурге Ребровым в свои ворота. И тренер попал в положение, когда оба решения – плохие. По ротационной логике, в Хабаровск первым номером может полететь кто-нибудь из «Спартака» номер два или дубля.

Если уж Ребров после пяти пропущенных, то теперь и Селихов, и Самедов, очевидно, свою карьеру в «Спартаке» временно приостановили.

Ведь «Гоголь» со своей доброй плошкой кукурузы дважды мелькнул на трибуне. Это знак: все выше написанное можно смело перечеркнуть, объявить неправдой. Небылицей. И просто посмеяться, даже без не видимых миру слез. Сюжет матча с «Локомотиво» — это комедия «Игроки». Самедов дебютировал в роли Ихарева: шанс сорвать 11-метровый куш при счете 2:0 казался таким соблазнительным, что удержаться не было решительно никакой возможности.

Этот матч останется в истории, и его будет приятно брать с полки и переживать снова и снова. Чистый Гоголь! Все пугающе правдиво, но все понарошку. И боевые баннеры на трибунах превращаются в ту самую картинку, к которой подносят плачущее дитя со словами «Он бачь, яка кака намалевана».

Добавить комментарий