Массимо Каррера: «Мне нравится петь, но не люблю рок»

Ну, а после просмотра мы с Каррерой устроились в конференц-зале футбольной базы и повели разговор о новинках кинематографа.

— Понравился вам фильм, Массимо?

— Очень. Было приятно еще раз увидеть и пережить тот праздник, который мне устроили на родине в Бергамо. Дом, друзья, семья и конечно же футбол – в этом кино есть все, что составляет мою жизнь.

— Пришлось ли вам, как главному герою, задействовать актерские способности?

— Нет-нет. Я тут такой, какой я есть. В Италии говорят – как хлеб и вода. Абсолютно нормальный человек, который любит своих близких и футбол.

— На экране вы пели песню. Что за композиция?

— Ее сочинил тот парень, с которым мы вместе пели. И посвятил мне. Песне много лет, я исполняю ее не впервые. Она была написана еще когда я был игроком, в тот год, когда ушел из «Аталанты» в «Наполи».

— Вообще любите петь или делаете это как большинство людей – в душе?

— Ну, я не певец, конечно, но попеть всегда не против.

— И слух есть?

— Я-то думал, это понятно из фильма. Слух есть, да. Особенно, чтобы слушать музыку. И чуть в меньшей степени – чтобы петь самому.

— Большой оперный композитор Гаэтано Доницетти жил и творил в Бергамо. Как относитесь к классике?

— Прекрасно. Как и почти ко всем жанрам – регги, поп… Не могу найти в душе лишь место для рока, хеви-метала и прочей тяжести.

— У вас действительно есть фан-клуб в Бергамо?

— Его основали мои друзья еще в ту пору, когда я выступал за «Аталанту». Подарил им помню, несколько футболок и фотографий. Когда есть возможность, с удовольствием туда заглядываю.

— В фильме показан праздник, посвященный вашему приезду домой. С элементами застолья. Какие блюда в итальянской кухне считаются праздничными?

— Для Бергамо типичное угощение в праздник – пельмешки с ветчиной и в сливочном масле. Да, равиоли. И полента. Это что-то вроде пудинга или остывшей плотной каши из кукурузной муки, которую режут на куски и едят вместо хлеба. Раньше это считалось «хлебом бедных». А сейчас вполне самостоятельное блюдо.

— Знакомы с баскетбольным гуру Этторе Мессиной?

— Лично нет, но слышал, конечно. Знаю, что он побеждал в России.

— Так вот он как-то сформулировал главное отличие итальянцев от других народов: у вас паста – в обед, а пицца вечером. Остальные предпочитают обратный порядок.

— Хм, пожалуй, это действительно так. Мы считаем макароны обеденным блюдом, а пиццой или еще чем посущественнее ужинаем.

— Какая из разновидностей пасты вам милей?

— Все! Карбонара или с соусом песто – не так важно, главное, чтобы это была настоящая паста.

— Толстые короткие или длинные тонкие? Форма макаронин имеет значение?

— Классические спагетти лучше. И не слишком мягкие, al dente.

— К ним красное или белое?

— Красное. Раньше пил пиво, но когда приехал в Бергамо, стал потихоньку дегустировать красные вина. И понял – это мое. Сорт? Главное, чтобы сухое, а не игристое.

— Что вам полюбилось за время работы в России из русских блюд?

— (Тут Каррера произнес удивительную по консерватизму фразу). В России я дегустировал только борщ. Очень понравилось. Когда в нашей столовой дают борщ, ем с удовольствием. А других русских блюд не пробовал.

— Фантастика.

— Не поймите превратно. Это не значит, что русская кухня плоха. Просто я предпочитаю питаться по-итальянски. Даже здесь, в России. Не ищу новых вкусовых ощущений, не экспериментатор. Ем, что нравится, вот и все.

— Наша кухня за рубежом порой отличается от оригинала. С итальянской не так?

— В тех ресторанах, где я бываю, итальянские повара, поэтому никакого отличия нет.

   

— Рукколой в столовой «Спартака» пахнет с вашей подачи?

— В том числе. Полезная ведь штука. Постарался сразу донести до всех: команда состоит из спортсменов, а не из простых людей. И чтобы быть спортсменом, нужно правильно питаться. Игрок – та же машина! А ей подавай хорошее масло, высооктановый бензин – тогда будут и скорость, и отдача, и вообще максимум на поле.

— Повар Вальтер дает «Спартаку» такой «бензин»?

— И Вальтер, и Сара Фабрис – диетолог-нутриционист. Они моделируют для команды тот режим питания, который позволяет телам выдавать больший КПД.

— А как насчет новых тренеров? Кто эти люди?

— Джорджо Д’Урбано отвечает за физподготовку. Работал в «Аталанте», когда я там играл, тренировал легенду горных лыж Альберто Томбу и волейболистов. Очень опытный, мэтр. Потому я его и пригласил. С Аттила Мальфатти тоже пересекался, но в «Ювентусе». У него прекрасные наработки по молодежи, которую Аттила долго тренировал.

— Объясните, с чем связан уход китайского доктора Лю Хуншена? Почему его иголки и пиявки стали не нужны «Спартаку»?

— Не то чтобы не нужны: Лю, возможно, будет появляться в команде, если игроки станут в нем нуждаться. Я знал о решении не продлевать с ним контракт и отчасти поддержал. Но принимал его не я.

— Он ведь и вам колено лечил?

— Да, его иголки мне помогли.

— Знакомы с Невио Скалой?

— Наши команды играли друг против друга, но плотно мы не общались. В том числе и на тему «Спартака».

— Скала давненько фермер, бороздит Пьемонт на тракторе. У вас есть земельный надел, где окучиваете какую-нибудь флору?

— О, нет, это точно не для меня. Погружен в футбол. А когда футбола не будет, постараюсь уделять максимум времени жене.

— У нее и у вас появились любимые места в Москве?

— Только рестораны. В девяти случаях из десяти – итальянские.

— Мы достаточно размялись перед футбольными вопросами. Скажите, вам знакомо выражение «синдром достигнутой цели»?

— Нет.

— Это когда после хорошо выполненной работы и прекрасного результата наступает спад.

— Может, потому это выражение мне и не знакомо.

— У вас никогда не было спадов?

— Они есть у всех. Но то, что произошло в конце мая, для меня уже закончилось. Мы молодцы, однако книга дописана, закрыта и отложена. Передо мной снова чистый лист. Вы же видели в фильме – я не выставляю свои медали и кубки напоказ. Стоят себе на дальней полке, как память, а не для похвальбы. Чемпионские майки с автографами и вовсе лежат в сундуке, а сундук в гараже. Так будет и сейчас: выиграл – добивайся новых целей. Эмоции были яркими, но они в прошлом. Мысли только о новом сезоне, о 14 июля, когда сыграем в Суперкубке с «Локомотивом».

— С вами все понятно. Но допускаете ли вы, что синдром достигнутой цели охватит команду, и ей придется всыпать перца под хвост?

— Это была бы самая большая ошибка, которую могут совершить мои игроки. Победить единожды тяжело, но это может каждый. Выигрывать постоянно намного труднее. Не надо нам ошибок из прошлого. Я хочу серьезного отношения, хочу победить в следующем чемпионате! Сейчас все вернутся из сборных, и предстоит беседа. Игроки уже знают ход моих мыслей, а кто не согласен, всегда может постучать в мою дверь и сказать: «Я пас». Ни в коем случае не позволю команде расслабиться и пережить тот синдром, о котором вы сказали.

  • Источник: «МатчТВ»
  • Материал добавил: ★★шахтер80★★

Добавить комментарий