Каррера: демарш по-романцевски

Обозреватель «СЭ» Игорь РАБИНЕР – о событиях на поле и за его пределами в матче «Спартак» – «Томь».

42 ТЫСЯЧИ НА «ТОМИ» – БЕСЦЕННЫ. НО ИХ НЕЛЬЗЯ РАЗБАЗАРИВАТЬ

Не прошло и пары секунд после финального свистка судьи Алексея Сухого, как Массимо Каррера круто развернулся от поля «Открытие Арены» и, не поздравив ни одного человека, с совершенно зверским выражением лица (я сидел на первом ряду ложи прессы прямо над ним и видел развитие событий в динамике) устремился в раздевалку.

И правильно сделал.

Эта картинка и есть главное резюме к домашней победе 1:0 первой команды России над 16-й, приблизившей вожделенное золото до крохотной дистанции в одно очко. Тем не менее, об этой победе над пионеротрядом с двумя школьниками в составе сами спартаковцы после золота предпочтут не вспоминать – и не только потому, что она достигнута при помощи «сомнительного» (с оценкой Валерия Петракова стоит согласиться, тем более что в более явных случаях суровый тренер употребляет совсем другие термины) пенальти, с грехом пополам реализованного Промесом.

Недаром и заработавший (или, как выразился земляк Сергей Андреев, «нарисовавший») его капитан Денис Глушаков, уже давным-давно после каждого матча выкладывающий в соцсетях командное фото из раздевалки либо самолета – и не изменявший этой традиции даже после разгромов в Самаре и Ростове – на сей раз вывесил листок с красноречивой надписью от руки: «Фото не будет!».

Значит, все понимают. И послематчевая реакция Карреры сообщила футболистам все, что им требовалось знать.

Прав один из самых известных болельщиков «Спартака», экс-первая ракетка мира Евгений Кафельников: «Любовь фанатскую нельзя транжирить таким способом, как сегодня».

Когда на встречу с «Томью» приходят 42 тысячи зрителей, а возле станции метро «Спартак» стоят люди с табличками «Куплю билет», – это колоссальное достижение для клуба. Это бесценно.

Но эту людскую любовь надо ценить и беречь – чего в этом матче у «Спартака» не было. Надо уважать людей, которые в таком количестве пришли на игру с клубом, о футболистах которого их главный тренер сказал: «Когда ребята сюда приехали, зашли в раздевалку и вышли на стадион, вы не представляете, какой у них был вид».

Все эти мальчишки из «Томи», которым сейчас симпатизирует вся Россия, не испугаются и зададут жару без трех минут чемпиону. И когда я сяду в метро после окончания встречи, к единственному оказавшемуся в вагоне томичу спартаковские фанаты будут относиться как к родному.

Игроков же «Спартака» многие его болельщики на пороге чемпионства провожали свистом. И команда должна понимать: в концовке такого сезона право на один такой матч она имеет – но не более.

А Каррера, судя по его реакции, убежден, что не имеет и на один. Могу ему за это только поаплодировать.

ДЕЖА-ВЮ ЗОЛОТЫХ ВРЕМЕН

Не было, помимо фото из раздевалки, также ни флеш-интервью итальянца основному телевещателю, ни прихода Карреры на пресс-конференцию. И то, и другое произошло первый раз в сезоне.

Все это вызывало у меня ощущение абсолютного дежа-вю. В точности так вел себя после разболтанного, разгильдяйского поведения своих футболистов на поле спартаковский классик Олег Романцев. Причем это происходило даже в ситуациях, намного больше способствовавших хорошему настроению, чем в эту майскую субботу.

В давнем разговоре для книги «Спартаковские исповеди» Андрей Тихонов (который со своим «Енисеем» нынче рвется в переходные матчи, и дай бог ему удачи!) вспоминал:

«Требовательность с его стороны была сумасшедшая. В 93-м я гол «Океану» из Находки в «Лужниках» забил, и оказался он золотым: после того матча мы обеспечили себе чемпионство. Но сыграли-то вничью, причем дома. Так не было не то что круга почета – вообще намека на праздник! В раздевалке поздравлениями, положительными эмоциями даже не пахло. Со стороны Олега Ивановича шел один негатив: мол, сыграли плохо, такой уровень мы не имеем права показывать. Я был этим немножко поражен».

То же самое повторилось в 2000-м году – только на месте «Океана» теперь оказался «Ростсельмаш», а на месте Тихонова – Максим Калиниченко, еще и выбивший мяч из пустых ворот (причем, как он мне позже признался, «Я уже из-за линии мяч выбивал, а судья не заметил») в самой концовке. И «Спартак» не ничью сделал, а победил – 1:0.

Там, правда, видимость круга почета была – помню того же новичка Калину, скакавшего вприпрыжку вдоль трибун с огромным полотнищем в красно-белую шашечку. Вот только Романцева не качали. Потому что он, едва закончился золотой матч, быстрым шагом направился в раздевалку. На несколько мгновений, правда, его перехватили тележурналисты, но к моменту круга почета тренер уже скрылся в подтрибунном помещении!

«Никогда не забуду, как один с флагом как дурак скакал по полю Лужников. И не мог понять, почему остальные обыденно на это смотрят, – говорил мне спустя годы Калиниченко. – Олег Иванович тогда вообще очень обиделся, что ростовчан, больше тайма игравших вдесятером, в золотом матче переиграть не смогли. Даже праздновать на поле не остался, ушел в раздевалку сразу после свистка».

Вот и Каррера, повинуясь тому же инстинкту, «очень обиделся» и «ушел в раздевалку сразу после свистка». А потом еще и пресс-конференцию – как часто поступал Романцев – проигнорировал. Круг замкнулся. И не важно, на каком языке ты говоришь, в какой культуре вырос. Эмоции-то у людей одни и те же.

И, кстати, что-то мне подсказывает, что Олег Иванович, в первой половине сезоне высказывавшийся о Каррере с холодком, в это мгновение его окончательно и признал.

Некоторые другие иностранные тренеры, работавшие в «Спартаке» – Микаэль Лаудруп, Мурат Якин (но не Унаи Эмери) – возможно, были способны так поступить у себя на родине или в других странах, но не в России. В их поведении, реакциях, публичных выступлениях все время ощущалась какая-то дистанция. От игроков, болельщиков – да всех. Не то чтобы скрытая насмешка – что, мол, с вас, колхозников, взять, – но нежелание слиться со «Спартаком», стать с ним единым целым, дышать одним воздухом, биться одним сердцем.

А Каррера реагирует как Романцев. И как Константин Бесков, к которому после победных матчей «Спартака» подходил Никита Симонян, чтобы поздравить, – но тот хмурил брови: «Поздравлений не принимаю. Такая игра не может порадовать болельщика».

В одном из недавних интервью Глушаков вспоминал, что в первые месяцы в «Спартаке» Каррера был недоволен тем, как футболисты тренируются: «Мы же к другой интенсивности привыкли. А он говорил: «Если не хотите тренироваться – уходите с поля, не мешайте другим». После проигрыша на Кубок в Хабаровске, когда у нас началась неудачная серия, сам чуть не ушел с тренировки – так переживал!»

Такие истории я десятки раз слышал от футболистов, выступавших у Романцева. И они, и его демарш после «Томи» очень четко объясняют всем: Массимо умеет всех объединить, но он – какой угодно, но не добренький. И никакое неизбежное чемпионство не заставит итальянца терпеть расхлябанность.

Показательно, что между 90-ми и 2017-м, между золотыми временами «Спартака», никто из тренеров красно-белых так не злился при победах, как Романцев и Каррера. Хотя таких уродливых побед безо всяких кавычек и английских идиом (с «Уралом», убежден, была абсолютно нормальная), как над «Томью», у любого тренера в любом клубе хватает. Но не каждый готов в этом сознаться – и самому себе, и команде, и публике. Если не словами, так действиями. И эта честность перед самим собой и теми, кто тебя любит и перед кем ты в долгу, – на мой взгляд, показатель силы.

ИГРА С «КОРОНОЙ»

Возможно, и самому Массимо имело смысл после дерби в большей степени ротировать состав и выставить с первых минут «голодных», не в полной мере насладившихся вкусом победы над ЦСКА людей. Таких, как Самедов, Ананидзе, Мельгарехо, возможно, Тигиев. Хотя перебор с заменами в старте тоже может обернуться «расслабоном» команды, которой таким образом будет отправлено соответствующее сообщение. Но в небольшом варианте, полагаю, это принесло бы пользу.

Тренер мастерски применял ротацию весь сезон, вызывая у всех и каждого чувство сопричастности к командному делу. И объединив всех так, что скамейка радовалась голам не меньше основы. Но тут, видимо, возобладало желание отблагодарить тот состав, что незабываемо победил на 3-й Песчаной. В итоге лишь Зе Луиш сменил Луиза Адриану на острие.

Кто-то скажет: «Спартаку» просто не везло. Моментов-то и вправду создали прорву. Но, на мой взгляд, абсолютно не случайно эти шансы не реализовались. Не просто так игроки начинали в последний момент перекладывать мяч с ноги на ногу, затягивали с решениями, делали не то, что надо. И брака при передачах не случайно оказалось намного больше обычного.

Нет, это было не пижонство. Но отсутствовали и полная концентрация, и командное движение. В подсознании футболистов все время читалась мысль: никуда не денемся, забьем сколько надо. У того, кто владел мячом, не было вариантов перспективного развития атаки. Камертон команды, Фернанду, обычно обходящийся почти без потерь, тут запинался при передачах через раз. Да и разве только Фернанду?

Когда выходишь на поле с «короной» – так чаще всего и происходит. «Шапка» на первой полосе «СЭ» после дерби так и гласила: «Коронация». И разве это неправда? Именно после ЦСКА все точки над i в вопросе чемпионства были расставлены.

В соцсетях после «Томи» довелось прочитать смешное и распространенное: журналисты, мол, виноваты, что спартаковцы надели эту виртуальную корону. Поди ж ты! Мы вообще-то пишем для читателей, а главным авторитетом для футболистов должен быть главный тренер. Читают они прессу или нет – их дело, но мы оцениваем то, что видим, и не наш вопрос – как слова в печати влияют на команды. Более того, тренер тренером, а профессионалы обязаны готовить и настраивать себя сами. Будь то на ЦСКА или на «Томь».

Очень похоже на то, что Каррера всю эту неделю видел: после дерби коллективом завладела эйфория, и происходит что-то не то. Иначе не отменил бы, например, заранее запланированный на пятницу день открытых дверей в Тарасовке с возможностью для прессы посмотреть часть тренировки, пообщаться с ним и с игроками. Кстати, весной подобное происходило уже неоднократно.

Как относиться к неприходу Карреры на послематчевую пресс-конференцию, за который, как и за отказ от флеш-интервью у кромки поля, «Спартаку» придется заплатить штраф? В качестве однократной акции – считаю, нормально. Но только однократной.

Скорее всего, Каррера просто боялся в таком эмоциональном состоянии наговорить лишнего. На команду и тем более отдельных футболистов в прессе он никогда не обрушивается, всегда находит позитив – как, например, после встречи с «Уралом». Но тут положительных впечатлений быть не могло, а врать и «отмазывать» игроков в столь очевидной ситуации итальянец тоже явно не хотел – они-то услышат и прочитают, а тренеры на пресс-конференциях говорят многое именно для футболистов, отправляют им «месседжи». Каррера предпочел вообще промолчать. А в том, сколько всего интересного они услышат на разборе в Тарасовке, сомнений нет никаких.

Но очень не хотелось бы, чтобы такой опыт игнорирования прессы повторялся. В конце концов, пусть Массимо вообразит, как отреагировали бы на хронический тренерский silenzia stampa (обет молчания) итальянские журналисты. Возглавляй он, например, «Ювентус».

Одна неявка на пресс-конференцию и отказ от флеш-интервью – это демонстративная мера, направленная на команду. Два подобных случая станут уже свидетельством неуважения к СМИ и публике, которым важно знать мнение главного тренера после матча. В конце концов, Каррера – профессионал, и он должен держать себя в руках.

Хотя понимаю: ему, максималисту, в такие минуты сложно. В ярости он был весь матч, и чем дальше – тем сильнее. Есть у этой команды пока такая тенденция – после важнейших встреч с прямыми конкурентами, сыгранных удачно, размагничиваться. После «Зенита» во втором круге «Спартак» разгромили ростовчане. Теперь – невнятный футбол с «Томью». Подозреваю, что на ее месте чуть-чуть более мастеровитые команды красно-белых в этот день не отпустили бы.

А еще эта история говорит о вот о чем. Даже после такого выплеска эмоций, как с ЦСКА, команды, подобные «Томи», да еще спустя шесть дней, «Спартак» обязан обыгрывать на классе. Но класса, как выясняется, пока нет. Есть безусловный командный характер, сплоченность, тактическое разнообразие, управляемость тренерами, хорошая скамейка, умение в решающие мгновения сыграть через не могу и дожать соперника в концовке.

А класса – нет.

Над этим Каррере и предстоит работать после чемпионства. Возможно, при помощи серьезных трансферов, о спартаковской активности по части которых в кулуарах говорят все активнее.

ДЛЯ РЕКОРДА ВЕКА «СПАРТАКУ» НУЖНЫ ЕЩЕ ДВЕ ПОБЕДЫ. ДЛЯ РЕКОРДА ЧЕМПИОНАТОВ РОССИИ – ТРИ

Думаю, Каррере обидно будет не одержать в золотом сезоне ни одной крупной победы. А единственный разгром – дома с «Арсеналом» – пока пришелся на тот самый 1-й тур, когда командой еще руководил Дмитрий Аленичев. При этом голов забивается немало (второе место в РФПЛ), 11 раз в ворота соперников отправлялось два и более мяча; команда – единственная в лиге, которая ни разу не играла 0:0, и реже всех, лишь трижды, уходила с поля без забитого мяча. Но разгромов нет.

Казалось, уж с «Томью»-то этот недостаток будет устранен. Ан нет.

Зато есть и хорошая новость. У «Спартака»-2016/17 есть отнюдь не умозрительный шанс установить российский рекорд по числу набранных чемпионом очков в XXI веке. Если не брать переходный полуторалетний сезон-2011/12, то на сегодня достижение принадлежит «Зениту» 2010 года – 68 очков.

У красно-белых за три тура до финиша – уже 63. Больше, чем у «Рубина» в 2008-м, «Зенита» в 2007-м, ЦСКА в 2003-м, 2005-м и 2006-м, «Локомотива» в 2004-м, самого «Спартака» в 2001-м. Чтобы стать абсолютным рекордсменом века, нужно одержать две победы в трех оставшихся встречах.

Более того, если «Спартак» победит во всех трех, то повторит рекорд российского первенства всех времен, установленный командой Олега Романцева в 1999 году, – 72 очка. В 97-м было 73, но при 34 матчах. Чтобы читателю было яснее: по трехочковой системе в 99-м «Спартак» в среднем набрал 2,4 очка за игру. В 92-м, в первом российском чемпионате со сложной системой, – 2,34. «Зенит» в сезоне-2011/12 – 2 очка ровно. А годом ранее, в рекордном сезоне XXI века, – 2,27.

Вот вам и предметный повод, чтобы мотивировать команду после чемпионства, синьор Массимо.

Хотя, конечно, главным поводом должно стать уважение к собственным болельщикам. Тем, которые уже полностью раскупили билеты на матч предпоследнего тура с «Тереком».

И в Перми, и в последней встрече сезона на «Открытие Арене» футболисты обязаны будут своей игрой сказать своим фантастическим поклонникам спасибо. И «отмазаться» перед ними за «Томь».

Чтобы это произошло, чтобы завершающий аккорд сезона-сказки не получился смазанным, Каррера и хлопнул воображаемой дверью после финального свистка в матче с томичами.

Добавить комментарий